psyhologies.ru
тесты
текст: Юрий Зубцов 
PSYCHOLOGIES №117

Зачем мы работаем допоздна?

Почему многие из нас засиживаются в офисе до позднего вечера? Мы хотим сделать карьеру или не умеем правильно использовать рабочие часы? Нам незачем идти домой, мы так привыкли или дело в биоритмах? Попробуем разобраться.
Песочные часы ФОТО Getty Images 

Отдаваясь работе без остатка, мы рискуем ощутить полную несостоятельность в случае любых служебных неудач.

Вечер – лучшее время для работы у некоторых из нас; тому могут быть как гормональные, так и психологические причины.

Зачем мы трудимся допоздна? Понимая, ради чего мы так поступаем, мы сможем лучше управлять своей жизнью.

Карина хмурится. Вопрос, когда она в последний раз вовремя уходила с работы, поставил ее в тупик. «А, ну да! – наконец восклицает она. – Это было на годовщину нашей свадьбы, месяца два назад. Ушла в начале девятого». 34-летняя Карина – руководитель направления в успешном интернет-проекте. Она редко выбирается из офиса раньше девяти, гораздо чаще засиживается на работе до полуночи. Это не требование контракта и не рекомендация начальства. Это образ жизни, который сегодня ведут все больше мужчин и женщин. Почему?

пройдите тесты

Каков ваш главный талант в работе?

Не пора ли сменить работу?

Особенности национальной работы

Распространено мнение, что оставаться на работе допоздна нас приучила западная корпоративная культура с воспетым ею трудовым рвением и жаждой карьерного успеха. И в самом деле, каждый может вспомнить пару популярных фильмов, где герой или героиня ночь напролет сидят в офисе, решая важнейшую задачу. Но психолог и коуч Петр Бочкарев с таким объяснением категорически не согласен. «Если производственные процессы в компании выстроены четко, то задержка сотрудника в офисе – повод для недоумения. Мои коллеги из Германии, например, рассказывают, что задержка на работе не просто вызывает у руководства вопросы, но может повлечь за собой штраф. Поскольку означает, что сотрудник неэффективно использует рабочее время и ресурсы компании». Петр Бочкарев склонен объяснять ночные бдения на работе российской спецификой. «В советское время «горение на работе» вызывало одобрение. «Трудовой фронт», как и фронт военных действий, требовал героев. Героическое отношение к труду закрепилось и сохранилось».

Впрочем, считать эту черту специфически российской, конечно, неверно. Франции, скажем, она присуща в той же степени. «Французам важно показать, что они трудятся больше, чем остальные. Поэтому считается, что человек «недорабатывает», если он не завален работой сверх всякой меры», – саркастически отмечает психотерапевт Эрик Альбер (Eric Albert), директор Французского института борьбы со стрессом (IFAS). И предупреждает об опасности такого отношения: перегрузки чреваты выгоранием и депрессией. Печальным подтверждением этих слов стали несколько самоубийств сотрудников компании Renault в 2006 году и France Telecom в 2009 году. В ситуацию тогда пришлось вмешаться правительству и профсоюзам. На многих предприятиях официально ограничили время доступа сотрудников в производственные помещения, например заблокировав электронные пропуска.

читайте такжеПочему нам не работается на работе?

Приказ или зов души?

Самая очевидная причина задержек на работе – производственная необходимость. Это может быть важный проект, работу над которым необходимо закончить к определенному сроку, критическая ситуация, которая угрожает увольнением сотруднику или может поставить под вопрос существование самой компании. Хотя всегда найдется несколько «трудоголиков», которые, по мнению психотерапевта, неспособны остановиться, не достигнув идеала... недостижимого по определению.

Еще одной объективной причиной можно считать экономический кризис, когда многие боятся потерять работу. «В период, когда будущее неясно, мы все становимся уязвимыми, – объясняет Эрик Альбер, – и невольно ищем пространство, где нам спокойнее. Физически «занимая» свое рабочее место, мы как бы символически сохраняем его за собой». Справедливость этой гипотезы подтверждает 40-летняя Мария, экономист. «Я поняла, что просто сидение за рабочим столом в офисе меня успокаивает, – признается она. – Дает чувство надежности, того, что все и дальше так и будет. А я очень дорожу своей работой и хочу, чтобы ничего не менялось».

читайте такжеРабота и личная жизнь: как найти баланс?

Но могут быть и индивидуальные причины. «Если нет давления со стороны компании, требований конкретной ситуации, завышенного объема работы, то внутренним стимулом задерживаться на работе может быть наша некомпетентность, – говорит Петр Бочкарев. – Причем «некомпетентность» в данном случае – слово вовсе не ругательное. Она подразумевает отсутствие необходимого опыта, знаний, навыков для выполнения задачи. И в известном смысле является естественной при появлении новых задач, которые требуют времени на обучение».

Наконец, некоторые из нас могут получать «вторичную выгоду» от бдений в офисе. «Это может быть попытка сделать больше, проявить тот самый «героизм» на работе, – объясняет Петр Бочкарев. – Или это результат трудностей в общении – в этом случае мы стараемся работать, когда никто не мешает».

читайте такжеЗачем мы работаем? 5 причин кроме денег

Родители задерживаются чаще

Четверть работающих россиян привыкли к тому, что им необходимо чуть ли не ежедневно задерживаться на работе допоздна1. Чаще всего задерживаются на работе молодые люди (до 34 лет), а также сотрудники, чья зарплата превышает 45 тысяч рублей. Мужчины задерживаются чаще, чем женщины. 29% из них признались, что делают это почти каждый день, еще 23% – несколько раз в неделю. Среди женщин эти показатели – соответственно 23% и 19%. Чаще всего проводят вечера на работе женатые мужчины (34%) и мужчины, имеющие детей (35%). Замужние женщины остаются допоздна чуть реже, чем незамужние. А вот женщины-матери, как и мужчины-отцы, просиживают в офисах допоздна чаще, чем их бездетные коллеги (26% против 20%).

Офис, где не гаснет свет

Последнее соображение особенно актуально для популярных сегодня офисов open space, где у сотрудников нет личного пространства. В таких офисах поздний вечер – единственное время, когда можно работать, не отвлекаясь на звонки, разговоры и треск компьютерных клавиатур коллег. Не стоит забывать и о физиологических различиях. «Мы находимся в неравном положении по отношению к рабочим ритмам, – уверен Эрик Альбер. – У некоторых из нас организм выделяет больше гормона стресса кортизола, и это позволяет заниматься интеллектуальной деятельностью в более поздние часы». Интересно, что даже переход на внештатную работу не всегда меняет ситуацию. «Раньше я очень любила засиживаться на работе, – рассказывает 36-летняя Софья, дизайнер. – Все мы были незамужними и неженатыми и сидели на работе до ночи. Теперь у меня дети, я ушла на фриланс, но все равно за важные проекты почти никогда не сажусь раньше восьми вечера».

читайте такжеСтоит ли говорить о личном на работе?

Впрочем, Петр Бочкарев видит в этом проявления психологических особенностей. «У большинства клиентов, с которыми я работал, наиболее продуктивные рабочие часы совпадали с временем, в которое они были максимально востребованы и ощущали любовь и заботу в детские годы, – указывает он. – Например, в работе с одним из клиентов выяснилось, что с 15.00 до 17.00 он делал домашние задания, будучи школьником. Ему никто не мешал, и он получал от домашней работы настоящее удовольствие. И сегодня его самым продуктивным временем остались именно эти часы».

Нельзя упускать из виду и трудовой героизм (или карьеризм), упомянутый выше скорее иронически. «Все мы имеем право быть карьеристами! – категорически заявляет Эрик Альбер. – Что тут плохого? И если кто-то осуждает вас за то, что вы слишком много работаете, или требует от вас объяснений, то почему бы прямо не сослаться на свои амбиции?»

читайте такжеРоман на работе – рискованное приключение?

Замкнутый круг?

Есть и еще одна причина задержек на работе, самая печальная. «Бывает, что у сотрудника нет личной жизни или в ней слишком много проблем. Ему просто незачем спешить домой. В этом случае он работает на износ, допоздна, отдает работе всю свою страсть, чтобы избегать дискомфорта вне работы», – говорит Петр Бочкарев. И предостерегает: чрезмерные психологические инвестиции лишь в одну сферу жизни грозят не только выгоранием. Если вдруг все рушится на работе, то не остается других областей, в которых мы можем чувствовать себя состоятельными.

читайте также«Подумаю об этом завтра»: еще 11 способов борьбы с прокрастинацией

К сожалению, часто в таких ситуациях трудно понять, что является причиной, а что следствием. Плохие отношения подталкивают нас к тому, чтобы засиживаться на работе. А задержки на работе портят отношения с близкими. Замкнутый круг? Самое важное, что следует сделать, чтобы его разорвать, – понять смысл этих «сверхурочных» часов, осознать, насколько они важны и чему они «посвящены», – говорят наши эксперты. И если мы осознаем, что задержки объективно необходимы, нужно сделать следующий шаг – поговорить и с семьей, и с работодателями.

«Можно, например, составить план, утвердить сроки своего напряженного графика и обсудить с близкими возможные будущие выгоды нынешней сложной ситуации», – предлагает Петр Бочкарев. Ведь выбор рабочих часов, как и выбор работы, мы делаем не один раз на всю жизнь. А рабочий ритм может меняться в течение карьеры.

1 По данным рекрутингового портала Superjob, superjob.ru
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье