psyhologies.ru
тесты
PSYCHOLOGIES №4

«Без фантазий наше желание слабеет»

В сексуальных фантазиях проявляется наш порыв к жизни, они полезны для нашего либидо, уверена гештальт-терапевт Брижит Мартель. Почему же тогда они нас смущают и даже пугают?
Пара в постели ФОТО Getty Images 

Cексотерапевт Брижит Мартель (Brigitte Martel) – автор книги «Сексуальность, любовь и гештальт» (Речь, 2006), создатель «Школы сексотерапии в рамках гештальта», президент Парижского института сексуальности и гештальта (ESOG).

Psychologies:  

Чем, по вашему мнению, гештальт-подход к работе с сексуальностью отличается от психоаналитического?

Брижит Мартель:  

Мы все наделены сексуальностью, но каждый ее проживает по-своему, и гештальтисты, в отличие от психоаналитиков, не оценивают, что нормально, а что – нет. Гештальт-подход исследует, как мы реализуем сексуальное начало именно с учетом своих уникальных свойств, своей неповторимости. Мы помещаем человека в центр его индивидуального опыта и спрашиваем: «Что для вас хорошо, что вам подходит?», а не «Что нормально?». Другой аспект – тема агрессии, которая всегда интересовала гештальт-подход. Речь идет о здоровой, позитивной агрессии, которая не имеет ничего общего с насилием. Сексуальность – это наша жизненная сила, порыв навстречу другому, желание вступить в контакт, и она невозможна без агрессии. Еще один инструмент – понятие цикла контакта. Оно описывает, как именно мы вступаем в контакт с другими или со средой и какие затруднения могут возникнуть на разных стадиях этого контакта.

Но это верно и для фантазий: мы можем фантазировать, но потом остановиться. Почему мы боимся дать волю воображению?

Б. М.:  

Иногда фантазии нас пугают, потому что в них могут быть мощные переживания, может быть даже насилие, мы способны воображать нечто, что в нашем обществе недопустимо, и это нас беспокоит. При этом мы бессознательно смешиваем фантазию и действие. А ведь многие из тех, кто совершает сексуальные преступления, полностью лишены эротического воображения: они чувствуют влечение и немедленно реализуют его. А фантазии, и я на этом настаиваю, позволяют нам создать воображаемый мир, который не обязательно получит воплощение, но он необходим, чтобы питать и оживлять нашу сексуальную жизнь, чтобы поддержать или вновь обрести желание.

В чем заключается роль фантазий?

Б. М.:  

Они нужны, чтобы укрепить наше нарциссическое начало, вернуть влечение, оставаться «внутри себя» желанной женщиной или желанным мужчиной, даже если сейчас вокруг нет никого, кто мог бы стать нашим партнером. Но все это работает, только если мы различаем фантазии и реальность. Например, женщина воображает, что ее насилуют. Есть немало женщин, которые любят себе это представлять. Очевидно, что им вовсе не хочется быть изнасилованными в реальности. Но в фантазии ощущение того, что «я потрясающая, сексуальная, желанная, мужчины просто не могут удержаться и не наброситься на меня», позволяет удовлетворить наш нарциссизм, придать уверенность в своей женственности. Другая сторона этой фантазии: «раз меня насилуют, значит, я вынуждена заниматься сексом, это не моя вина, я могу расслабиться». Так одна моя клиентка смогла освободиться от усвоенного в строгой католической семье сурового отношения к сексу.

пройдите тесты

Где корни ваших эротических фантазий?

Что говорят о вас ваши сексуальные фантазии?

Могут фантазии быть опасны?

Б. М.:  

В двух случаях я отношусь к ним сдержанно. Во-первых, когда они полностью заменяют сексуальный акт. В этом случае я рекомендовала клиентам решиться на встречу и посмотреть, что происходит между двумя людьми в реальности. Второй случай касается тех, кто недостаточно различает фантазии и действительность: тут я вижу опасность. Но во всех остальных случаях призываю дать волю воображению. Если мы блокируем свои «плохие» фантазии, то одновременно блокируется и наше сексуальное желание.

Какие фантазии ваших клиентов произвели на вас впечатление, показались самыми экзотическими?

Б. М.:  

Все они отчасти экзотические: никто не фантазирует о сексе в супружеской постели в субботу вечером. Место обязательно должно быть необычным. Это могут быть, скажем, джунгли или общественное пространство, где нас могут увидеть, летающая тарелка или космический корабль. Выбор такого места для фантазий – один из способов выйти из привычной колеи, преодолеть рутину. Сцены тоже могут быть странными и забавными: один мужчина видел перед собой множество женщин, которые были для него клавишами рояля, и он играл на них партитуру. Но бывают и жестокие истории. Например, женщина, которая пережила инцест, представляла себе, как она делает с мужчинами все, что ей хочется, как будто в своих фантазиях она им мстила. Это был ее способ вернуть себе контроль над жизнью, исправить прошлое, и хотя это были очень тяжелые сцены, они ей помогли преодолеть травму и жить дальше.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье