psyhologies.ru
тесты
текст: Алина Никольская 

Любить... пережив насилие

Снова жить, любить, решиться на близость – кажется, после изнасилования это невозможно. Необходимо много времени, искренней заботы и внимания близких, чтобы женщина смогла восстановить веру в себя и доверие к другому…
alt

Cегодня хорошая погода. И кажется, что это неслучайно: «Он сказал, что скоро мы поженимся и заведем ребенка...» Это говорит красивая 35-летняя женщина, и в глазах ее сияет радость. Но есть и что-то еще. Пять лет назад она входила в подъезд своего дома. Испуг, удар, нож, ужас, «молчи, а то прикончу»… Разорванная одежда, холод ступеней, чудовищное унижение. Жизнь и достоинство были уничтожены в несколько минут. Жертва изнасилования. «Бывшая жертва», – мягко поправляет Наталья.

Она не одна: ежегодно в России изнасилованию подвергаются десятки тысяч женщин (точных цифр по этим преступлениям нет). После этого приходится заново учиться дышать, смеяться, любить. Это жизнь. Просто жизнь. Но еще и титанический труд. Труд возрождения к жизни.

Тело без защиты

«Изнасилование равносильно убийству, – говорит Мария Мохова, исполнительный директор кризисного центра «Сестры». – Недаром психологическую травму изнасилования приравнивают к травмам, полученным в зоне военных действий. Надо понимать, что оно не имеет ничего общего с сексуальностью. Это чудовищное, умышленное насилие, которое использует секс как оружие. Переживания женщины в этот момент близки к переживанию потери жизни. Насильник убивает то, что дает человеку способность желать, любить, доверять – а значит, жить».

В свои 29 лет Ольга только начинает вспоминать, как это – доверять другим людям. Ей было 22, когда она встретила «того человека». И 24, когда смогла от него освободиться. Эти два года он насиловал ее. Бил, оскорблял, запрещая видеться с близкими. Она бежала в другой город, надеясь, что жизнь начнется заново, но... «Все выходные я проводила в слезах, не могла выйти из дома. Я все время чем-то болела. Мое тело превратилось в одну болевую точку. Мне хотелось снова влюбиться, я даже соглашалась на свидания... А потом не могла – не могла вынести даже ласкового прикосновения. Тогда мне хотелось уничтожить в себе все женское. Звучит как бред, правда?»

читайте также«С обыденным насилием нельзя мириться»

Но что не «бред» в насилии? «Изнасилование, как катастрофа, обрушивается на женщину, разрушая смысл ее существования, связи с другими людьми и окружающим миром», – говорит психотерапевт Мюриэль Сальмона (Muriel Salmona), президент французской Ассоциации травматической памяти и виктимологии. Мир становится источником постоянной угрозы: если немыслимое случилось раз, оно может повториться. Жертва теряет доверие, которое необходимо, чтобы встречаться с другим человеком, любить, наслаждаться близостью. Ольга вспоминает, что многие годы ее преследовал страх. На улице, в метро – повсюду. «Этот человек заставил меня поверить, что мое тело мне не принадлежит, что он может делать с ним что хочет и когда хочет. У меня было чувство, что оно совсем беззащитно – как в открытом доступе. Когда с тобой такое сотворили, возникает чувство, что ты ничего не стоишь...»

«Женское тело оставалось в распоряжении мужчин на протяжении веков, – напоминает Мария Мохова. – И хотя в Уголовном кодексе изнасилование относится к числу особо тяжких преступлений против личности, в обществе все еще сохраняются патриархальные представления: якобы без желания самой женщины такое невозможно, она сама провоцирует мужчину, «cама виновата». Многие пострадавшие женщины начинают искать свою вину и невольно уверяются в том, что так и есть: «была неосторожна», «надела слишком короткую юбку», «не послушалась матери»… Тогда как они – не виновницы, а жертвы. Бессмысленно спрашивать «за что?» – ответа здесь не может быть. Насильник – преступник, и его нельзя оправдать ничем».

Но большинство жертв молчат. Мария Мохова рассказывает, что лишь 3% женщин, обратившихся в центр «Сестры», до этого сообщили о преступлении в полицию, и только 12% дел дошли до суда. «Более всего женщине хочется забыть случившееся, «отменить» реальность катастрофы».

Затаившаяся память

«Я ПОДУМАЛА: НАСИЛЬНИК ПОЛУЧИЛ МОЕ ТЕЛО ТОЛЬКО НА ТО ВРЕМЯ – НО ЕМУ НЕ ЗАВЛАДЕТЬ НИ МОЕЙ ДУШОЙ, НИ ЖИЗНЬЮ» ДАРЬЯ, 32 ГОДА

32-летняя Дарья в свое время не постеснялась подать заявление. Десять лет назад, когда она была дома одна, в квартиру позвонили. Мужчина назвался соседом снизу, сказал, что пришел проверить, не течет ли у нее кран. Войдя, он связал ее, заткнул рот... В тот же день вместе со своим другом она пошла в районное отделение (тогда еще) милиции. Прошла неделя, две... И однажды к ней вернулось желание заняться любовью. «Я подумала: насильник получил мое тело на то время, пока все это продолжалось, – но ему не завладеть ни моей душой, ни моей жизнью. Я начну все снова, как прежде, – подумаешь, ну и что! Мой друг очень поддерживал меня тогда… В постели нам всегда было хорошо. И потом – то, что случилось, вообще не имело отношения к любви и сексу! Так что все у нас стало почти как прежде. Только иногда у меня перед глазами вдруг вспыхнет какая-то картина – и я застываю, будто меня накрыло ледяной волной».

Эти жестокие воспоминания преследуют всех женщин. Ольга рассказывает, что у нее «что-то схватывает судорогой внизу живота, иногда при этом буквально пронзает боль». Наталья говорит, что ее тело цепенеет, когда какое-то движение или поза напоминают то, что она испытала. «Я не могу сдержать дрожь, меня буквально колотит, а иногда я плачу. Это состояние совершенно не поддается контролю». Неподконтрольная – очень точное определение для травматической памяти. Эмоция подкатывает к горлу и не дает дышать, когда этого меньше всего ожидают.

Источник фотографий: PAOLO GALETTO FOR PSYCHOLOGIES MAGAZINE FRANCE
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Я думаю, что в случае, если травмы прошлого мешают жить, нужно набраться храбрости и с ними разобраться. Иначе всю жизнь будут преследовать эти "комки в горле". Мне кажется, важно пережить схожие ощущения (на терапии или консультации с психологом) и вынурнуть из них в позитивный финал. Тогда память как бы "перезапишется" и боль уйдет.Мне кажется, что у меня получилось и я бы очень хотела поделиться своим опытом с другими женщинами. Хочу снять кино о том, что может все закончится хорошо. О том как девушка, пережив насилие, справляется со своей травмой в новых отношениях. Не сочтите за спам, просто очень важно, чтобы фильм дошел до "целевой аудитории" planeta.ru/campaigns/2081
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье