текст: Юрий Зубцов 

Любовь в обертке из секса

Фантастический успех книг трилогии «Пятьдесят оттенков серого» занимает не только литературоведов, но и психологов, сексологов и социологов во всем мире. Израильский социолог Ева Иллуз (Eve Illouz) посвятила этому феномену целую книгу. Фрагменты.
img

«С девятнадцатого, а пожалуй, даже еще и с XVIII века начался процесс институализации, общественного признания частной, приватной жизни, а значит, и семьи, основанной не на имущественных отношениях, а на чувствах, – и призванной объединять этими чувствами своих членов (1). С этого же момента любовные романы начали все активнее изображать поиски женщиной любви и семейного счастья. Используя при этом увлекательную и безотказную формулу: героиня встречает притягательного, но опасного незнакомца, который в результате причудливых поворотов сюжета оказывается в нее влюблен и бесконечно ей предан. Классической героиней такого рода можно считать Джейн Эйр, а одним из основоположников жанра – роман «Памела, или награжденная добродетель» (2). «Пятьдесят оттенков серого» в этом смысле – почти карикатурная версия готических любовных романов. Здесь налицо все те же привычные темы: добродетельная и невинная, но уверенная в себе молодая женщина, работающая на богатого мужчину, который ведет себя по отношению к ней странно, а подчас как будто бы и жестоко. Но развитие сюжета раскрывает и его трудное прошлое, и его ранимость, и его, обретаемую наконец преданность героине.

Есть и другая особенность романа, которая делает его исключительно женским. Это изображения сексуальных сцен, которые при всей своей откровенности все же укладываются в рамки не отвергаемых общественно гетеросексуальных отношений, допустимых для женщин, ведущих скорее традиционный образ жизни («мамочкино порно»). Жанр этот следует рассматривать в контексте общей «порнофикации» культуры (превращения порнографии в явление общепринятое в произведениях искусства) и очевидного роста потребления порно женщинами. Вне всякого сомнения, сексуальные сцены в «Пятидесяти оттенках…» являются частью этого общемирового тренда. Но термин «мамочкино порно» явно не учитывает сложной структуры самой женской сексуальности. Сексуальности, которая служит не только реализации стремлений к удовольствию, свободе и власти. Женская сексуальность служит еще и проективной идентификации (3) и осуществлению контроля над близкими, интимными отношениями. И если романы XIX века повествовали об обретении женщиной себя посредством истинной любви, то в современных популярных текстах женщина словно бы задается вопросом: что может быть обретено и открыто в отношении себя и других людей через активную сексуальную жизнь, свободную от ограничений и необходимости вступления в брак? Процесс сексуального раскрепощения предоставил женщинам возможность «заявить» о сексуальности как о позитивном и моральном аспекте собственной самоидентичности. Прямым «заявлением» этого рода можно считать, например, «Монологи вагины» и их всемирный успех (4).

читайте также«Пятьдесят оттенков серого»: что мы в них нашли?

Для женщины сексуальная свобода тесно и причудливо переплетена со стремлением к душевной близости. Отсюда и вопросы, не дающие покоя ориентированной на женщин популярной культуре вот уже шесть десятилетий: в каких формах может проявляться эта свобода, где лежат ее границы и в чем ее подлинная ценность? Так, феномен всемирной популярности «Секса в большом городе» всецело построен на попытках отыскать этот «женский взгляд» на сексуальность. На то, насколько совместимо стремление к старомодной моногамной любви с принципами эпохи победившего феминизма. И в этом смысле «Пятьдесят оттенков серого» – тоже безоговорочно женский роман. Сексуальность служит его героине одновременно и полем самореализации, и возможностью самоидентификации, и источником проблем. Для современной женщины – куда в большей степени, чем для мужчины – сексуальность оказывается зоной высокого напряжения, где сходятся силовые линии индивидуального стремления к удовольствию и все еще сохраняющего силу социального института семьи. Желания свободы и необходимости исполнять функции «ячейки общества». По этой причине было бы неправильно и даже наивно рассматривать «Пятьдесят оттенков серого» всего лишь и исключительно как «мамочкино порно», как попытку «упаковать» сексуальное содержимое в розовую обертку из любовных переживаний. В действительности все обстоит ровно наоборот: как раз секс и служит розовой оберткой, а упакована в нее сентиментальная любовная история. Это фантазия и мечта о чистой любви в эпоху сексуальной независимости, когда признаваться в стремлении к чистой любви становится уже почти неловко».

1. E. Illouz «Hard-Core Romance: «Fifty Shades of Grey» Best-Sellers, and Society» (University Of Chicago Press, 2014).

2. Джейн Эйр – героиня романа «Джейн Эйр» английской писательницы Шарлотты Бронте (АСТ, 2009). С. Ричардсон «Памела, или награжденная добродетель» (Дмитрий Буланин, 2013).

3. Проективная идентификация – психический процесс, состоящий в бессознательной попытке человека влиять на поведение других, с тем чтобы они вели себя в соответствии с его бессознательными фантазиями и представлениями.

4. «Монологи вагины» – пьеса американского драматурга Ив Энслер (Гаятри, 2007).

читайте такжеЛюбить секс, причиняющий боль, – это отклонение?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты