psyhologies.ru
тесты
текст: Жанна Сергеева,  Ксения Киселева 

«Нам нужно учиться понимать свои порывы»

Всепоглощающая страсть многим кажется самым прекрасным воплощением любви. О том, что она на самом деле привносит в нашу жизнь, размышляют психоаналитики Андрей Россохин и Мишель Шнайдер.

Яркое, всепоглощающее чувство многим девушкам кажется лучшим из того, что стоит испытать в жизни. Но в страсти мало общего с любовью к другому человеку – скорее в ней проявляется любовь к самому себе. О том, что приносит сексуальная одержимость в нашу жизнь, размышляют психоаналитики Андрей Россохин и Мишель Шнайдер.

Андрей Россохин, профессор, заведующий кафедрой НИУ ВШЭ, научный редактор издательского проекта «Антология современного психоанализа» Андрей Россохин, профессор, заведующий кафедрой НИУ ВШЭ, научный редактор издательского проекта «Антология современного психоанализа»
Psychologies:  Что такое страсть?
Андрей Россохин:  Андрей Россохин: Страсть – это яркое проявление влечения к жизни. Мы связываем слово «страсть» исключительно с любовью. Но бывает и страстная ненависть, и страстная преданность – все чувства, окрашенные страстью, приобретают свое предельное выражение. Страсть может стать разрушительной.
Мишель Шнайдер: Мишель Шнайдер: Эта сильная привязанность к другому основана не на полноте, а на нехватке или отсутствии чего-то. Нам недостает того, чем мы обладаем (другого, самих себя). Однако не всякая любовь – это страсть, и, конечно, не всякая страсть является любовной. Любовь – это дар и самозабвение, тогда как влечение – это поглощение и поглощенность. Любовь всегда обоюдна: каждый, кто любит, хочет быть любимым. А страсть асимметрична: охваченному ею человеку в глубине души нравится не любить и особенно – не быть любимым.
Получается, что страстно любить не означает страстно любить другого?
А. Р.: А. Р.: Одержимый страстью человек не может глубоко понимать партнера: его интересуют только собственные ощущения и желания. Он сосредоточен не на реальном человеке, а на своей фантазии, придуманном образе, иногда – лишь на какой-то его части. Подобная страсть заставляет наделять возлюбленного свойствами идеала, и, когда он начинает вести себя иначе, чем предполагается (хочет, например, один встретиться с друзьями), это может вызвать агрессию: «Ты должен быть таким, каким я хочу тебя видеть». Страсть изолирует человека от жизни, от взаимодействия с другими людьми.
Мишель Шнайдер (Michel Schneider), писатель, автор книг о психоанализе. Роман «Последний сеанс Мэрилин. Записки личного психоаналитика» (Рипол классик, 2008) принес ему литературную награду Le Prix InteralliéМишель Шнайдер (Michel Schneider), писатель, автор книг о психоанализе. Роман «Последний сеанс Мэрилин. Записки личного психоаналитика» (Рипол классик, 2008) принес ему литературную награду Le Prix Interallié
М. Ш.: М. Ш.: Страсть – та форма проявления любви, где дыхание смерти наиболее ощутимо: человек стремится поглотить другого и отказывается от самого себя. Как и безумие, страсть обезличивает того, кто ее испытывает. А раз партнер отнимает у меня мою индивидуальность, то и я низвожу его до уровня объекта, вещи. Пока отношения длятся, страстно влюбленный прибегает к шантажу, чтобы добиться присутствия другого и его внимания. «Ты меня любишь?» – это всегда вопрос-прикрытие. Вопросительная форма скрывает повелительное наклонение: «Люби меня!»
Страсть и любовь – как связаны эти понятия?
М. Ш.: М. Ш.: Страсть, в отличие от любви, неотделима от телесных ощущений. Сегодня очень редко бывает единение сердец без единения тел. В любви мы ощущаем присутствие другого, даже если он далеко от нас. В страсти другой всегда ускользает, даже если он рядом.
А. Р.: А. Р.: В самом начале отношений страсть присутствует почти всегда. Человек может говорить своему партнеру «я тебя люблю», но это скорее означает «я тебя хочу» – «хочу тебя не только сексуально, но и чтобы ты постоянно был около меня и разделял мою жизнь». Постепенно страсть может перерастать в более глубокие, любовные отношения, когда другой человек становится важен сам по себе. Образ любимого находит свое место во внутренней реальности, и, если близкого человека нет рядом, можно думать о нем, сохранять с ним внутреннее взаимодействие. В отличие от страсти любовь может ждать. Возникновение любовных отношений не означает исчезновения страстности: уже нет того пламени, которое бушевало во время первых встреч, но есть огонь, который согревает. Партнеры начинают думать о совместной жизни, о детях, о том, как они будут сохранять доверие и близость, какими станут их отношения в старости… Это и есть переработка страсти в любовь.

Об этом

  • «Очерки по психологии сексуальности» Зигмунд Фрейд (Азбука, 2011)
  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье