psyhologies.ru
тесты
текст: Алла Ануфриева 
PSYCHOLOGIES №112

Нежность убивает желание?

Ласки, прикосновения, забота, расслабленность и чувство безопасности – совместимы ли они со здоровой агрессией, с той тайной, которая стимулирует наш взаимный сексуальный интерес?
Пара обнимается в лучах заката ФОТО Getty Images 

«Какой трепет я чувствую во всем теле, когда мне случается одним пальцем невзначай дотронуться до ее руки»1. Юному Вертеру для счастья хватало сущей малости – легкого прикосновения. И сердце его мгновенно загоралось огнем. В сущности, с тех пор ничего не изменилось. Основа любви, то, что ее укрепляет, – это связь, которая устанавливается между телами. Именно на этом весьма ощутимом фундаменте основаны счастье и гармоничное развитие пары, напоминает психотерапевт Марина Баскакова: «Жить вдвоем – значит жить с телом другого человека, в контакте с ним, его запахом, голосом, обликом».

читайте такжеО чем говорят наши нежности

Нежность рук, тепло кожи того, кого мы любим, – этого порой достаточно, чтобы сделать нашу повседневную жизнь более радостной. «Когда я нервничаю на работе или выхожу из себя перед экраном компьютера, я вспоминаю прошлую ночь, тело моего друга, прижимавшееся к моему телу», – признается 37-летняя Софья. Но почему мы так сильно нуждаемся в телесном присутствии партнера?

Ранний опыт удовольствия

«Потому что свои первые 9 месяцев жизни мы провели в полном, покрывающем физическом контакте с матерью, и это состояние оказывается для нас тем раем, в который мы потом бессознательно стремимся вернуться, – объясняет психоаналитик Светлана Федорова. – Мы рождаемся с потребностью в том, чтобы к нам прикасались, нас ласкали. На основе этого раннего телесного опыта, а не только наших взрослых отношений с партнером, и развивается наша сексуальность».

Психоаналитик Дональд Винникотт (Donald Winnicott) давно заметил: чтобы ребенок чувствовал, что он существует, и получал удовольствие от жизни, ему необходимо, чтобы мать (или тот, кто ее заменяет) носила его а руках, ласкала, заботилась о нем. Телесная близость позволяет ребенку осознать, что он существует независимо от матери, но в то же время – испытать возбуждение, удовольствие от прикосновений, от хватания и сосания материнского тела2.

Телом к сердцу

Психоаналитик Дидье Анзье (Didier Anzieu) пошел еще дальше в размышлениях о важности плотского в нашем психическом равновесии, процитировав эссеиста Поля Валери: «Самое глубокое – а следовательно, самое мыслящее, – это кожа». Дидье Анзье наглядно объясняет функцию кожи и осязания: именно с их помощью мы начинаем общение и впервые получаем удовлетворение3. Это изначальная, архаическая связь. Именно она обусловливает наши сексуальные отношения во взрослом возрасте, в частности при любовных прелюдиях, когда мы получаем удовольствие от орального и тактильного контакта, ласк и поцелуев. Если мы в детстве не испытали этого, то доступ к телу другого человека, к желанию, сексуальности может быть нарушен. Писатель Мишель Уэльбек иллюстрирует эту зависимость. Его герой Мишель оказался в младенчестве предоставлен сам себе, когда его мать улетела в Калифорнию. Это событие травмировало Мишеля, он много лет страдал депрессией и не мог испытывать влечение к женщине, в которую был влюблен и которая тоже преданно его любила4.

У. Клемент «Хороший секс, несмотря на любовь»
У. Клемент «Хороший секс, несмотря на любовь» Это – не пособие по сексу. Самая виртуозная техника меркнет перед «не хочу». Где нет желания – бесполезно обсуждать способы его удовлетворения. Поэтому профессор Клемент, основатель Института сексуальной терапии в Гейдельберге (Германия), решил написать о другом – о природе желания.

Как правило, импульсивная сексуальность претворяется во взрослом возрасте в телесное общение с другим человеком. Сексуальный контакт, то есть частичное и чисто телесное возвращение в утробу (или принятие в себя другого), оказывается единственной возможностью восстановить первичное удовольствие. Тогда как объяснить обращение к психотерапевтам пар, которые уверяют, что любят друг друга, но не могут поддерживать сексуальные отношения и утрачивают физическую близость? «Если симбиотические отношения с матерью не были успешно пройдены, были удушающе близкими или, наоборот, слишком дистантными, взрослый продолжает искать в партнерах нежности, материнского тепла и полного слияния, – объясняет Светлана Федорова. – И это мешает развитию зрелой сексуальности, которая предполагает и здоровую агрессивность, и ощущение границ своего тела, своей цельности». Иными словами, материнская связь подрывает эротическое благополучие пары?

читайте такжеСемь уроков Эроса

Нежность против секса?

По мнению психоаналитика и сексолога Алена Эриля (Alain Heril), «все действительно основано на парадоксе: как построить пространство безопасности и в то же время область приключений? Во многих случаях пара предпочитает безопасность, и именно в этот момент появляется «деэротизация». Возникает диада «мать – ребенок», что очень успокаивает, но совершенно отменяет секс». Вот как это объясняет психоаналитик и сексолог Гислен Пари (Ghislaine Paris): «Слишком сильная нежность душит сексуальность. Ведь эта эмоция связана с нашим детством, с тем, как нас любили родители. Она возникает в контексте запрета на инцест и поэтому блокирует сексуальное желание. Необходимо уметь менять настрой, переодеваться в наряд обольщения так же, как мы входим в роль отца или матери семейства».

Ловушка тесной близости

Чтобы ласки не приедались, от каждого требуется готовность переходить от одной роли к другой, избегая слишком тесной близости. Желание угасает, если партнер слишком хорошо нам знаком, если мы ходим дома голыми, если одновременно пользуемся ванной комнатой... Необходимо вернуть стыдливость, увеличить дистанцию, чтобы вернулась тайна. Сексуальность возникает из любопытства к телу другого, когда мы с нетерпением ловим отражение желания и наслаждения на его лице. Не стоит забывать и о ролевой игре, о чередовании застенчивости и бесстыдства, о сюрпризах, которые такая игра нам готовит. Не отказываясь от нежности, мы можем увидеть другого в новом образе, почувствовать интригу, превратить прикосновения в игру, а значит, сохранить желание.

Виновата ли порнография?

Как доступность порно- и эротической продукции влияет на желание (особенно мужское)? Психоаналитик Жак Арен (Jaсques Arènes) считает, что «возникает определенное пресыщение, когда все вокруг заполнено сексуальностью. А ведь желание питается нехваткой того, чего мы желаем». Сексолог Юрий Прокопенко же полагает, что порнография не снижает влечение: «Оно сравнимо с голодом: его нельзя утолить, наблюдая за тем, как едят другие». Однако, по его мнению, привычка к порнографии способна влиять на степень удовлетворения: «Любителям видео может недоставать визуальной стимуляции, ведь во время реального полового акта мы не столько смотрим, сколько ощущаем, действуем». Восполнить эту нехватку можно с помощью зеркал, а некоторые пары задействуют видеотехнику, чтобы наблюдать себя со стороны, чувствуя себя съемочной группой собственного эротического фильма.

Эльза Лествицкая

1 И.-В. Гете «Страдания юного Вертера» (Азбука-Аттикус, 2015).
2 Д. Винникотт «Маленькие дети и их матери» (Класс, 2013).
3 Д. Анзье, автор книги «Я-кожа» («Moi-Peau», Dunod, 2001).
4 М. Уэльбек «Элементарные частицы» (Азбука, 2013).
читайте также«Мальчикам необходима отцовская нежность»
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье