psyhologies.ru
тесты
текст: Ирина Грац 

Решиться на большее

Мы чувствуем какую-то смутную неудовлетворенность, ощущаем, что нам чего-то важного не хватает, мы не реализуем часть себя. Нам рассказывают о своих приключениях подруги, предлагают новые эксперименты партнеры. На что согласиться? Когда отказать?
alt

«Я всегда была уверена, что любовь проявляется через заботу и нежность, – вспоминает 33-летняя Марина. – С моим мужем все было именно так, но меня не покидало ощущение, что я чего-то лишена. Мы развелись по другой причине, но сейчас я думаю, что мне не хватало секса, резкого, мощного, без тормозов. С Вадимом все иначе – мы занимаемся любовью с невероятной страстью. Я никогда не ощущала себя настолько женщиной и никогда не чувствовала в себе столько сил». Мы много внимания уделяем духовной близости и часто оставляем в стороне не менее важные в интимной жизни напор и агрессивность. Во многом потому, что эти слова воспринимаем как синонимы враждебности.

Немного дикости не повредит

Тенденция вытеснять агрессивную сторону сексуальности связана и с тем, что в течение веков она была синонимом унижения женщины. «Нужно было пройти через сексуальную, феминистскую революцию, – напоминает сексолог Наталья Стеняева, – чтобы наконец признать за женщиной право получать удовольствие». Жестокое обращение сопряжено с властью одного и беспомощностью другого, которого можно уничтожить или использовать по своему усмотрению. Но в сексе неистовое проявление животного начала предполагает совершенно иное отношение к партнеру – как к равному. Оно позволяет ощутить собственную жизненную энергию, без которой желание угасает. Фриц Перлз (Fritz Pearls), основатель гештальт-терапии, называет агрессивность «качеством, необходимым для развития личности человека»*. Он использует в качестве метафоры процесс питания: мы «нападаем» на еду, кусаем продукты, грызем, для того чтобы получить вещества и энергию, необходимые для роста. Так и в сексе: резкость, напор позволяют получить от другого чувственное наслаждение, удовольствие. При этом важно, чтобы партнеры договорились о пределах допустимого и об условных знаках или сигналах, которые останавливают сексуальную игру. Тогда агрессивность перестает быть оружием и становится инструментом желания и удовольствия.

Сладкая боль

«Грубость и напор интимные партнеры проявляли на протяжении всей истории человечества, – рассказывает сексолог Евгений Кащенко. – В Камасутре есть типологии царапин, ударов и укусов с очень поэтичными названиями: «полумесяц», «разорванное облако», «коралл и драгоценность». Но понять, как укус «разорванное облако» доставляет наслаждение, мешают некоторые стереотипы, связанные с сексуальностью. Кто-то находит удовольствие в боли и унижении, которые им причиняют партнеры (мазохизм); других, наоборот, привлекает возможность причинить боль, подчинить себе другого (садизм). Эти два типа сексуального поведения свидетельствуют о связи между наслаждением и смертью. Мазохист получает наслаждение от того, что его превращают из субъекта в объект – он больше не принимает решений и тем самым избегает какой-либо ответственности. Это освобождает его от неосознанного чувства виновности. «До сих пор многие родители воспитывают детей в духе сексуальных запретов и вины за проявление сексуальности», –поясняет сексолог Ирина Панюкова. Садомазохистские сценарии часто включают различные наказания «провинившегося», превращая кару в часть сексуального взаимодействия и тем самым нейтрализуя ее моральный аспект.

Садизм, упоение своей властью над другим кажется противоположностью мазохизма лишь на первый взгляд. Как ни странно, садист одновременно является и мазохистом, отождествляя себя с тем, кого он мучает. Видя его страдания, он воображает жертвой самого себя. «Позаботиться об удовольствии другого – это сложнее, чем доставить удовольствие себе, но сулит гораздо больше, – комментирует Наталья Стеняева. – В близких отношениях человек имеет возможность не только получить собственную долю наслаждения, но и умножает ее за счет того, что рядом его партнер переживает нечто подобное».

  • 1
  • 2
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье