psyhologies.ru
тесты
текст: Елена Тюленева 

Секс: иногда лучше промолчать?

Кому бы мы ни рассказывали о своей сексуальной жизни – друзьям, социологам или партнеру, – мы лжем, жульничаем или сообщаем слишком много. Так мы защищаемся, но рискуем испортить отношения в паре. Наши эксперты уверены: мы вправе хранить молчание.
alt

Самая секретная часть нас самих – это наше тело. Обнажаясь перед другим человеком, мы показываем ему то, что обычно прячем под одеждой от многих и даже от самих себя. И это – последняя граница, переступив которую мы становимся «два-в-одном», образуем с другим пару. Иногда наше единение длится лишь одну ночь. И тогда мы даже не успеваем задаться вопросом о том, насколько открытыми мы будем друг с другом не только на уровне тела, но и на уровне слов: в рассказах о себе, о своем прошлом, о своих желаниях. Но нам предстоит об этом задуматься, если отношения продолжаются. И тогда понятно желание открыться перед другим и встретить ответную открытость – ведь мы так близки и становимся все ближе!

Однако стремление к полной обнаженности может дорого обойтись. В этом на собственном опыте убедилась 46-летняя Анна: «Ложь вызывает у меня отвращение, а в семейной жизни ее так много! Утайки, недомолвки, двусмысленные ситуации… В ответ на это я начала духовный поиск правды – во всем, включая секс». Сейчас Анна считает, что это было ошибкой: «В этой области отчетливей, чем в других, видно, что стремление всегда быть правдивым ничего не дает. Правда субъективна, нет одной правды на всех, а я этого не учла. Мне хотелось, чтобы муж рассказывал мне, что его возбуждает. Я не думала, что прошу слишком много, и изо всех сил старалась его понять. Но это неправильно: в сексе ни один человек не может понять другого».

Возможно, в том, что касается секса, понимание – не столько операция мышления, сколько особый дар вроде музыкального слуха: он требует скорее чувственной отзывчивости и настроенности на другого. И тут разговоры, попытки закрепить тонкие и изменчивые переживания в словах порой могут не помочь, а помешать. «В своей практике я видел много случаев, когда повышенная откровенность резко ухудшала отношения и даже их разбивала,– предостерегает сексолог Лев Щеглов. – Правдивость не абсолютное благо. Если мера откровенности превосходит степень доверия между партнерами, она может стать разрушительной». Именно это произошло с Анной: ее настойчивые требования откровенности привели к тому, что после 20 лет совместной жизни их отношения с мужем распались.

Мужчины хвастаются, женщины недооценивают себя

Опросы о сексуальном поведении начали проводиться в 60-е годы – и с тех пор до наших дней всякий раз вставал вопрос: почему мужчины и женщины отвечают настолько по-разному? Первые, говоря о количестве партнеров и частоте половых актов, называют цифры, постоянно превышающие ответы вторых. Как же так? Возможно, дело в бахвальстве мужчин. Но есть и другое объяснение, и оно касается женщин.

В ходе одного интересного исследования молодые женщины от 18 до 25 лет, которые отвечали на вопросы о половых партнерах, были разделены на три группы*. Первые отвечали, находясь лицом к лицу с опрашивавшим, вторые – письменно и анонимно, а третьим сказали, что их подключили к детектору лжи. Отвечая лично спрашивавшему, женщины сообщали, что их было 2,6. Отвечавшие анонимно называли 3,4 партнера. Те, которые боялись, что их разоблачат с помощью детектора лжи, называли 4,4. «В сексуальных вопросах женщины более чувствительны к общественному давлению, – так объяснила эти расхождения психолог Терри Фишер (Terri Fischer). – Они боятся прослыть женщинами легкого поведения и поэтому стремятся отвечать в соответствии с тем, что от них ожидают». Е. Т.

* The Journal of Sex Research, 2003, февраль.

Слова, которые трудно сказать

Интернет регулярно предлагает нам публикации о сексе, на эту тему выходят новые книги и снимаются фильмы (например, «Нимфоманка» Ларса фон Триера)… Но нам по-прежнему сложно говорить правду о своих оргазмах, фригидности или фантазиях. Только причины этих затруднений изменились. В прошлом молчание давало возможность приспособиться к традиционным нормам поведения – говорить вслух о своей сексуальной жизни не полагалось, отсюда и замкнутость людей. Сегодня ложь защищает нас от излишка свободы. Она дает возможность отгородиться от обязательной откровенности и постоянного обнажения. Никто не хочет увидеть в своем зеркале или в глазах другого человека отражение слабого существа в мире сильных людей. Никто не хочет рассказывать друзьям о своих неудачах, сомнениях и недостатках. В их обществе ищут скорее возможности отвлечься от будничных забот, чем делать мучительные признания: «Сегодня у меня ничего не получилось. И это уже не в первый раз». Или: «Он мне уже три года как отвратителен». Или: «Нам никогда не было по-настоящему хорошо в постели, я ничего не чувствую, когда он в меня входит, может, стоит попробовать сзади?»

Мы с большей охотой расскажем о своих победах (пусть даже придуманных) или предстанем скромниками – в зависимости от того, что от нас ждут, какой наш образ встретит большее одобрение. Скрыть от общества слишком интимные моменты – в этом и заключается социальная роль лжи. Именно поэтому сильное желание всегда сопровождается стремлением проникнуть в тайны другого. К тому же эротическое напряжение возникает во время прыжка в неведомое. Но со временем мы все лучше узнаем другого человека и сами становимся для него все более открытой книгой. Поэтому мы так ясно ощущаем необходимость защитить свой собственный тайный сад. Об этом размышляет 48-летний Петр, бывший муж Анны: «Чувственность основана на невыразимом, и в этом есть своя магия. Пару сильнее всего связывает инстинктивная близость, благодаря которой влюбленный чувствует без слов, чего хочет другой. Конечно, пробуждать и угадывать фантазии другого нелегко, особенно когда пара уже давно вместе. Быть откровенным и все высказывать без обиняков гораздо легче, но тогда мы связываем себя словами как обязательствами и перестаем развиваться».

По мнению 40-летнего Георгия, «те, кто рассказывает друг другу все, часто проявляют жестокость. Они делятся своими тревогами и страданиями, не задумываясь, что могут этим ранить». Сокрытие правды, которое многие считают одной из разновидностей лжи, порой может быть формой деликатности. «У меня есть пациенты, которые признаются: им не хочется говорить своим партнерам про то, какое удовольствие им доставляет мастурбация, – рассказывает сексолог Ален Эриль (Alain Héril). – В одиночестве они достигают оглушительных оргазмов… но не получают наслаждения со своими партнерами».

alt

Слова, которые трудно услышать

Сексуальность является той основой, на которой строится пара, но вместе с тем остается личной территорией каждого. Став частью пары, человек может захотеть изолироваться от партнера – с помощью мастурбации, адюльтера или воздержания. Такое отстранение говорит о намерении самостоятельно исследовать свои сумеречные зоны. Это поиск собственной идентичности.

«Сначала каждый из нас участвует в поисках темной стороны другого, – объясняет Ален Эриль, – это возбуждает. Но спустя какое-то время человек начинает интересоваться самим собой, и тогда присутствие партнера может ему мешать». Но открыто признаться в этом значило бы рисковать задеть другого. «В сексуальной жизни люди иногда все воспринимают неправильно», – продолжает Ален Эриль. Анна вспоминает: «Когда я рассказала своему мужу, что мне не нравится заниматься сексом, но я не знаю почему, он решил, что просто я его больше не хочу. Он вывернул мое признание наизнанку».

Не только слова, но и молчание могут быть истолкованы неверно. С этим столкнулась 40-летняя Елена: «Андрей считал, что я не решаюсь признаться в том, чего мне хочется. Мое молчание для него означало запрет, а запреты распаляли его желание. Ему не терпелось испробовать все, о чем я не говорила. В конце концов мне пришлось требовать даже того, чего мне вовсе не хотелось, – это был единственный способ избежать новых эротических экспериментов».

Ложь во спасение, вынужденная ложь… иногда она становится наименьшим злом. Однако если лгать слишком часто, то может оказаться, что мы лжем прежде всего сами себе – выдавая желаемое за действительное, пытаясь создать при помощи слов или умолчаний отношения, которые имеют не слишком много общего с реальными отношениями в нашей паре. «Я встречал людей, которые из любви убеждали своих партнеров, что им нравится секс, – рассказывает сексолог Дамьен Маскре (Damien Mascret). – Но те, кто думает, будто ложь может быть средством поддержать желание, ошибаются. Потому что жизнь в паре – это процесс постоянного приспособления друг к другу, а ложь вынуждает другого человека адаптироваться к чему-то лживому, тому, чего нет в реальности. В результате отношения умирают».

36-летнему Александру пришлось работать над собой: «Из-за того что я рассказывал о себе придуманные истории, я и сам перестал понимать, кто я такой и чего на самом деле хочу. Я слишком сильно старался защитить себя и заблудился по дороге». Когда мы лжем часто, мы подвергаем наши отношения такому же серьезному испытанию, как и тогда, когда мы рассказываем все без утайки, не думая о партнере. «Предельная ложь и предельная откровенность – две крайности, и обе они гибельны для отношений, – подчеркивает Лев Щеглов.– В сексуальной области нет общих рекомендаций для всех, кроме одной: двое каждый раз должны заново узнавать потребности друг друга, чутко прислушиваться к желаниям – своим и своего партнера, и проявлять осторожность, когда речь заходит о чем-то, что может ранить другого. Совместная жизнь – это постоянный баланс доверия и деликатности».

В тех парах, где отношения развиваются, партнеры не все знают друг о друге, поскольку ни один из них не пытается вторгнуться на территорию другого. Сегодня Александр живет в такой ситуации: «Мы рассказываем о себе не слишком много, но никогда друг другу не лжем». Он объясняет эту позицию так: «Лгать другому человеку о серьезных вещах – это в конечном счете лгать самому себе. Я считаю, лучше промолчать, чем солгать. Оставить что-то скрытым». Дамьен Маскре подтверждает: «Я изучаю стабильные пары. Их единственное сходство – это абсолютный отказ от вторжения на интимную территорию другого. Их притяжение друг к другу сохраняется благодаря этому секрету, идеальному чередованию пресловутых «лжи или правды». Оно-то и поддерживает необходимую напряженность сексуальной жизни, и секс в таких парах становится самым прекрасным проявлением любви».

Узнать больше

Книга «Записки сексолога» Льва Щеглова – случаи из практики президента Национального института сексологии, которые дают повод задуматься над многообразием форм нашей интимной жизни (Амфора, 2009).

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье