psyhologies.ru
тесты
текст: Эльза Лествицкая 

Садисты наслаждаются властью?

Затянутые в черную кожу, с плеткой в руках – эти персонажи наших или чужих сексуальных фантазий одних возмущают, других возбуждают и почти у всех вызывают любопытство. Два откровенных рассказа от первого лица и комментарий сексолога.
alt ФОТО Getty Images 

Олегу 45 лет, он веб-дизайнер, разведен, живет в съемной квартире. Анастасии 28 лет, она научный сотрудник, пишет кандидатскую диссертацию, не замужем. Мы встретились в квартире Олега, в которой нет ничего «такого» – ни плеток, ни наручников. Он угощает меня чаем и печеньем, показывает забавные ролики в Сети. Чуть позже к нам присоединяется Анастасия, и разговор начинается. Поначалу я с трудом произношу термины. Мои собеседники охотно подсказывают мне: БДСМ – сокращение. Если расшифровать, то получится Бондаж, Доминирование (или Дисциплина), Садизм (или Сабмишн, что по-английски значит «подчинение») и Мазохизм. Но те, кто этим занимается, обычно пользуются не сокращением, а называют это «Темой».

Psychologies:  

А как вы сами называете себя? Корректно ли пользоваться словом «садист»?

Анастасия: 

Вполне. Хотя обычно говорят «верхний». В частности, потому, что понятие садизм связано с жестокостью, а верхний – это гораздо шире. Это контроль и власть. В принципе, никаких физических взаимодействий может не быть совсем.

Что вы имеете в виду?

Анастасия:  

Например, основой отношений может быть моральное подчинение. Можно научить человека повиноваться приказам и получать наслаждение от того, что он повинуется. Приведу пример. Однажды я видела такую пару на тематическом шоу в закрытом клубе: супруги, оба уже немолодые. Муж принуждал жену прилюдно мастурбировать при помощи дилдо, а она плакала и умоляла не заставлять ее делать это. Здесь не было никакой боли, он к ней даже не прикасался. Но были власть и унижение.

То есть один из двоих получал удовольствие от унижения?

Олег:  

Это переживание нравилось обоим партнерам. Быть в центре внимания – само по себе сильное чувство, прибавьте к этому стыд и преодоление его, наслаждение от мастурбации… Это яркое переживание!

Как вы обнаружили в себе верхнего?

Олег:  

Случайно. Моя подруга готовила на кухне, а я начал к ней… приставать, скажем так. Она была занята и отмахивалась, но я становился настойчивей, схватил ее, слегка придушил и встретил…

читайте такжеПонять свои желания, сыграть разные роли

...Одобрение?

Олег:  

Нет, гораздо лучше – сосредоточенность, глубокое внимание к своим чувствам. Мы начали экспериментировать дальше. Потом я обнаружил, что властное обращение нравится и другим женщинам.

Анастасия:  

Я в Тему пришла случайно и начинала как нижняя. Мне было 18 лет, я рассталась с парнем и хотела научиться быть стервой. Но я встретила мужчину, который показал мне, что это мне только кажется, что я – совсем не то, что я о себе думала.

А как вы стали верхней?

Анастасия:  

Меня попросили. И оказалось, что это я тоже могу. Но не со всеми. Мне нравятся молодые красивые мальчики: приятно знать, что его все девчонки хотят, а он ползает у моих ног и делает, что я приказываю.

«Мы соблюдаем три принципа: безопасность, добровольность, разумность»

То есть верхний получает удовольствие исключительно от своей власти?

Анастасия:  

Удовольствие – очень личное переживание. Поэтому оно у всех разное. Кто-то наслаждается возможностью приказывать, кого-то сильнее волнует острое переживание от того, что он причиняет другому физическую боль, и от разных видов этой боли. В садомазохистских отношениях все зависит от двух партнеров. Но верхний всегда контролирует процесс. Пределы допустимого оговариваются заранее, именно поэтому нижний может полностью отдаться своим переживаниям.

Олег: 

Пассивный партнер избавлен от тревоги и ответственности, он знает, что другой обо всем позаботится. А удовольствие верхнего возникает от чувства «у меня все под контролем». В отличие от мужа, который бьет жену из-за своего плохого настроения, плохо соображая при этом, что творит, верхний контролирует и свои чувства, и свое поведение, и ситуацию в целом. Он берет на себя полную ответственность и за себя, и за нижнего.

читайте такжеГде начинается извращение?

Но получается, что тот, кто контролирует ситуацию, должен отказаться от оргазма – ведь для этого надо отдаться своим ощущениям…

Анастасия:  

Если он захочет, то может пережить оргазм. Между партнерами возникает очень сильная связь. Верхний все время наблюдает, он по движениям, по частоте дыхания, по тени на лице, малейшему выражению знает, что происходит с нижним. И конечно, наслаждается сам, когда видит, что его нижнему хорошо.

Олег:  

Ненадолго можно позволить себе погрузиться в собственные переживания, если запрограммировать процесс, дать нижнему инструкции, что делать дальше, описать последовательность действий. Например, может быть инструкция: «Продолжай сохранять это положение до моего следующего приказа».

А может ли верхний импровизировать?

Анастасия:  

Может, но лучше это делать в паре, которая встречается не первый раз, когда партнеры уже хорошо знают и чувствуют друг друга. Если верхний ошибается, то это может быть очень неприятно для обоих. Однажды меня подруга пригласила присоединиться к ней в сессии с молодым человеком – он много раз говорил, что ему хотелось бы подчиняться нескольким женщинам одновременно. И вот, когда у него были завязаны глаза, я к ним присоединилась, мы вместе хлестали его, а потом подруга отошла в сторону, а я сняла повязку. У него было такое лицо!.. Я тут же ее позвала, она его успокоила, и мы продолжили, но в следующий раз он заранее оговаривал, что они будут только вдвоем.

То есть ваша подруга приняла фантазию клиента за желание?

Анастасия:  

Да, так получилось, и всем стало тяжело. Это как фальшивый звук в красивой песне. Хотя, возможно, до того случая он и сам не знал, что это у него лишь фантазия, а не желание. Вообще, Тема очень хорошо помогает нам понять, какова наша природа, кто мы на самом деле.

А может ли садист причинить партнеру физический вред?

Олег:  

В Теме это абсолютно исключено. Здесь действуют три основных принципа – безопасность, добровольность, разумность.

И жестокость?

Олег:  

Это контролируемая жестокость. Не каждый человек сможет заставить себя причинить боль другому, даже если другой об этом просит. Тема – способ глубокого самопознания, которое, как и всякое познание, включает риск. Но принцип безопасности подразумевает, что все воздействия и на организм, и на психику человека должны быть обратимыми, что нижний сможет полностью восстановиться после них. При этом всегда учитываются индивидуальные особенности, ведь многое зависит от физической конституции участников: что выдержит один, другого может сломать. И верхний должен хорошо знать своего партнера, изучить его, чтобы понимать, что можно делать, а что нет.

«Я узнала, какова моя природа и какой мужчина мне нужен»

Скажите, а какой новый опыт вы получили в Теме?

Олег:  

Я научился принимать свое тело. Оно мне всегда казалось досадной помехой работе интеллекта. Но чтобы почувствовать партнера, нужно быть внимательным к своим реакциям. Так тело неожиданно пригодилось, и мы с ним понемногу начали ладить.

«Я узнала, какова моя природа и какой мужчина мне нужен»

Легко ли вам было уйти? Как это повлияло на вашу сексуальность?

Анастасия:  

Да, скорее легко. Я узнала, какова моя природа и какой мужчина мне нужен. Не тот, кем можно помыкать, я это пробовала, умею, но это не мое. Я хочу быть рядом с мужчиной сильным и уверенным. И когда я это поняла, я ушла из Темы и уже год не практикую. Теперь я намерена воплотить свое понимание себя в жизни. Кроме того, я хочу быть счастливой. А в Теме счастливых не бывает.

Почему так?

Олег: 

Тема – все-таки театр: декорации, режиссура, сюжет, игра… Роли – привлекательные, желанные, красивые, но условные. Никто из нас не может целиком уместиться в роль и рано или поздно, если отношения продолжаются, начинает из нее выпадать. И тогда игра рушится.

читайте такжеИм нравится испытывать боль
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье