1 586
PSYCHOLOGIES №30

Cкайп-терапия: реальная помощь или иллюзия?

Психологическая сессия на расстоянии, виртуальное общение с психологом — насколько это эффективно? Можно ли таким образом оказать клиенту полноценную помощь, или это все-таки эрзац? Разобраться помогают наши эксперты, в свое время ставшие пионерами онлайн-консультирования.
Cкайп-терапия: реальная помощь или иллюзия?

За последние 10-15 лет жизнь в режиме онлайн стала для нас обыденностью. «Я работаю и общаюсь с друзьями в основном в Сети и там же делаю большинство покупок, — рассказывает 32-летний программист Олег. — Естественно, когда мне пришла в голову мысль обратиться к психологу, я собрался сделать это точно так же. Но те друзья, кому я сообщил о своем намерении, стали уверять меня, что настоящая терапия возможна только в случае личного, физического присутствия. И я засомневался».

Эти сомнения понятны, ведь общение с психологом особое, оно отличается и от дружеского, и от любовного. Мы допускаем терапевта в те уголки души, куда и самым близким людям путь порой заказан. Это сокровенный процесс. И на протяжении десятилетий в психологии вырабатывались строгие правила и условия, при которых этот процесс может благополучно разворачиваться. А онлайн-сессии меняют, корректируют или вовсе отменяют эти правила, казавшиеся незыблемыми. Так может ли быть эффективной виртуальная работа с клиентом?

Понарошку или всерьез? 

«Когда в 2006 году я только начинал работать онлайн, многие уважаемые коллеги говорили, что это невозможно, никакой помощи в интернете быть не может, — рассказывает клиент-центрированный психотерапевт Виктор Меновщиков. — Я и сам сомневался: консультирование, то есть помощь в разрешении конкретных проблем, шло хорошо, а не будет ли трудностей с психотерапией, ведь она подразумевает более глубокую работу с личностью? Но когда я стал пробовать разные методы — клиент-центрированную терапию, символдраму, десенсибилизацию движением глаз, — оказалось, что через интернет это работает так же, как и в кабинете. Теперь я убежден, что это самостоятельный вид психологической помощи».

Энергетику присутствия не передаст даже лучшая камера

С этим согласен психолог Андрей Вишняков, который еще студентом в середине 2000-х пробовал силы в телефонном и мейл-консультировании, а затем стал использовать для работы скайп. «Что самое важное может дать психотерапевт клиенту? — размышляет он. — То, что называется «психологическое присутствие»: я слышу тебя, я принимаю и разделяю твои чувства, я поддерживаю тебя. Это ощущение может возникнуть и в очном, и в заочном общении, даже если мы говорим по телефону, более того — даже если мы только переписываемся». Но для этого необходим высокий уровень профессионализма, подчеркивает психолог. Навык присутствия вначале должен быть натренирован в личных сессиях. Звучит многообещающе, но как быть с очевидными ограничениями, которые накладывает виртуальное общение?

И далеко, и близко 

Первое из этих ограничений в том, что мы не ощущаем физического присутствия психолога рядом. «Да, эту энергетику никакая, самая лучшая, камера передать не может, — соглашается Андрей Вишняков. — Но далеко не всем клиентам это нужно! А некоторых, например тех, кто пережил насилие, встреча «в реале» тяготит, для них это эмоциональная перегрузка». Тем, кому трудно обсуждать болезненные темы, сидя непосредственно перед психологом, легче сделать это в скайпе.

И есть еще проблема анонимности. «Некоторые клиенты, — замечает Виктор Меновщиков, — не решаются пойти на очный прием из опасения, что кто-то может их увидеть около кабинета психолога, а им хотелось бы сохранить визиты в тайне». Консультация онлайн такую возможность обеспечивает в полной мере.

Cкайп-терапия: реальная помощь или иллюзия?

Искусство видеть и слышать 

Второе ограничение в том, что в скайпе мы не видим друг друга во весь рост. А ведь невербальный язык тела очень важен для обоюдного понимания. Клиент реагирует на жесты, позы, движения своего визави в основном бессознательно, а психологу язык тела дает много важной информации о состоянии и психологических особенностях клиента. На мониторе же нам доступен лишь «погрудный» или «поясной» портрет собеседника. Качество изображения тоже часто оставляет желать лучшего. Но для профессионала это препятствие преодолимо, считает Андрей Вишняков: «Да, в скайпе я не вижу целиком тела клиента, не вижу, как он дышит, cкрещивает ли руки и так далее. Но я знаю, например, что если у него зажат живот, то у него и челюсти зажимаются, лицо замирает. Мимика мне все расскажет, если я натренировался считывать ее на учебных группах и на очных сессиях».

Кабинет психолога — особенное пространство

Бывает, что клиенты просят не включать камеру. Наших экспертов это не смущает: они оба много лет работали в телефонных психологических службах, в частности на телефоне доверия, и для них привычно использовать во время сессии только звуковой канал общения. «Что заменяет невербальные сигналы? Голос! — говорит Андрей Вишняков. — Он содержит огромное количество обертонов. Тональность, паузы, построение фразы — все это несет для специалиста важную информацию. Работая только на слух, он просто накачивает другую «мышцу» восприятия, у него развивается навык слушания. И сам он более искусно использует во время сессии свой голос, просто потому что в этом случае у него нет другого инструмента».

На том же месте  

Те, кто бывал на очных сессиях, знают, что кабинет психолога — особенное пространство: попадая в него раз за разом, мы почти мгновенно отключаемся от внешнего мира и целиком погружаемся в процесс общения. Мы точно знаем, что в кабинет никто не войдет, никто не прервет сеанс. Но во время сессии в скайпе кабинет психолога оказывается по другую сторону монитора. Мы сидим, например, у себя дома, в привычном, ничуть не особенном пространстве, за дверью могут ходить домашние, шуметь дети.

«Я всегда ставлю условие: клиент подбирает такое место для сеанса, где ему никто не помешает, он сможет закрыть дверь и остаться один на все время, пока мы работаем, — говорит Виктор Меновщиков. — Чаще всего это комната у него дома. Постоянное место имеет большое значение. Клиент привыкает к нему, и тогда и ему, и мне легко каждый раз включаться в процесс. Тем, кто хочет работать по скайпу в кафе или на улице, я отказываю. Ничто и никто не должно отвлекать клиента».

Сессии по скайпу нужны многим

Андрей Вишняков согласен, что клиенту дома «и стены помогают», но считает, что ничего страшного не произойдет, если сессию прервет, например, маленький ребенок: «Обычно мать за несколько минут найдет, чем его занять, и наш разговор без проблем продолжится с той точки, где нас прервали». Он не возражает, если клиент решит поменять место и во время сессии будет находиться в машине или в офисе, если обстановка дома не позволяет ему остаться одному.

Идем на поиски 

Сессии по скайпу сегодня нужны многим: и деловым людям, у которых нет времени добраться до кабинета психолога, и матерям, которым не с кем оставить маленьких детей, и нашим соотечественникам за рубежом, которые не могут найти русскоязычного психолога поблизости, и жителям небольших городов, где нет серьезных специалистов, и людям с инвалидностью, и тем, кто страдает социофобией и не может ездить в транспорте.

Но как найти действительно квалифицированного психолога? В России есть «Федерация психологов-консультантов Онлайн», созданная Виктором Меновщиковым, все, кто в нее входит, прошли у него обучение, и он готов за них поручиться.

Наконец, существует такая вещь, как репутация, напоминает Андрей Вишняков: «Не стоит обращаться к психологу по первому попавшемуся объявлению. Поинтересуйтесь отзывами о нем в соц­сетях, поищите его сайт, посмотрите, какое у него образование, почитайте его статьи, если они есть, и только тогда принимайте решение».

Текст: Галина Черменская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

19 октября

Конференция, которая расскажет о будущем

Пойти со скидкой
новый номерСЕНТЯБРЬ 2018 №32149Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты