«Любви без нелюбви не бывает»

Дети неосознанно повторяют семейные сценарии родителей и передают свои травмы из поколения в поколение – это одна из главных идей фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, получившего приз жюри Каннского кинофестиваля. Она ясна и лежит на поверхности. Психоаналитик Андрей Россохин предлагает нетривиальный взгляд на эту картину.
Андрей Россохин: «Любви без нелюбви не бывает»

Молодые супруги Женя и Борис, родители 12-летнего Алеши, разводятся и намерены кардинально изменить свою жизнь: создать новые семьи и начать жить с чистого листа. Они делают, что задумали, но в конце концов они строят отношения, подобные тем, от каких бежали.

Герои картины не способны по-настоящему любить ни себя, ни друг друга, ни своего ребенка. И результат этой нелюбви оказывается трагическим. Такова история, рассказанная в фильме «Нелюбовь» Андрея Звягинцева.

Она реальна, убедительна и вполне узнаваема. Однако помимо этого сознательного плана у фильма есть план бессознательный, который и вызывает по-настоящему сильный эмоциональный отклик. На этом бессознательном уровне для меня главным содержанием становятся не внешние события, а переживания 12-летнего подростка. Все, что происходит в фильме, – плод его фантазии, его ощущений.

Главное слово в картине – поиск.

Но с каким поиском могут быть связаны переживания ребенка раннего переходного возраста?

Подросток ищет свое «Я», стремится отделиться от родителей, дистанцироваться внутренне

Он ищет свое «Я», стремится отделиться от родителей. Дистанцироваться внутренне, а иногда и буквально, физически. Неслучайно именно в этом возрасте дети особенно часто убегают из дома, в фильме их так и называют – «бегунки».

Для того чтобы сепарироваться от отца и матери, подросток должен деидеализировать их, обесценить. Позволить себе не только любить родителей, но и не любить их.

А для этого ему необходимо ощутить, что и они его не любят, готовы от него отказаться, вышвырнуть его. Даже если в семье все хорошо, родители спят вместе и любят друг друга, подросток может проживать их близость как отчуждение, отказ от него. Ему от этого страшно и жутко одиноко. Но это одиночество неизбежно в процессе сепарации.

В период подросткового кризиса ребенок испытывает раздирающе противоречивые чувства: он хочет оставаться маленьким, купаться в родительской любви, но для этого он должен быть послушным, не огрызаться, соответствовать ожиданиям родителей.

фильм «Нелюбовь» Андрея ЗвягинцеваКадр из фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

А с другой стороны, в нем зреет потребность разрушить родителей, сказать: «Я вас ненавижу» или «Они меня ненавидят», «Я им не нужен, но и они мне не нужны».

Направить на них свою агрессию, впустить в свое сердце нелюбовь. Это колоссально тяжелый, травматический момент, но в этом освобождении от родительского диктата, опеки и заключается смысл переходного процесса.

То истерзанное тело, которое мы видим на экране, – это символ души подростка, которая измучена этим внутренним конфликтом. Часть его стремится остаться в любви, а другая цепляется за нелюбовь.

Поиски себя, своего идеального мира часто разрушительны, они могут заканчиваться суицидом и самонаказанием. Помните, как Джером Сэлинджер говорил в своей знаменитой книге – «Я стою на самом краю скалы, над пропастью… И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть».

Фактически, каждый подросток стоит над бездной.

Взросление – это пропасть, в которую нужно нырнуть. И если совершить прыжок помогает нелюбовь, то вынырнуть из этой пропасти и жить дальше можно, только опираясь на любовь.

фильм «Нелюбовь» Андрея ЗвягинцеваКадр из фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

Любви без нелюбви не бывает. Отношения всегда амбивалентны, в каждой семье есть и то и другое. Если люди решили жить вместе, между ними неизбежно возникает привязанность, близость – те нити, которые позволяют им хотя бы недолго держаться вместе.

Другое дело, что любовь (когда ее совсем мало) может уйти так далеко «за кулисы» этой жизни, что подросток перестанет ее чувствовать, не сможет на нее опереться, и результат может быть трагическим.

Бывает, что родители всеми силами подавляют нелюбовь, прячут ее. «Мы все так похожи, мы части одного целого и любим друг друга». Из семьи, в которой полностью отрицается агрессия, раздражение, отличия, невозможно вырваться. Как невозможно руке отделиться от тела и жить самостоятельной жизнью.

Такому подростку никогда не обрести самостоятельность и не полюбить никого другого, потому что он всегда будет принадлежать своим родителям, останется частью поглощающей семейной любви.

фильм «Нелюбовь» Андрея ЗвягинцеваКадр из фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

Важно, чтобы ребенок видел и нелюбовь тоже – в форме ссор, конфликтов, разногласий. Когда он чувствует, что семья ее выдерживает, справляется, продолжает существовать, он обретает надежду, что и сам имеет право проявлять агрессию для отстаивания своего мнения, своего «Я».

Важно, чтобы это взаимодействие любви и нелюбви происходило в каждой семье. Чтобы ни одно из чувств не пряталось за кулисами. Но для этого партнерам необходимо проделать определенную важную работу над собой, над своими отношениями.

Переосмыслить свои поступки и переживания. К этому, собственно, и призывает картина Андрея Звягинцева.

«Нелюбовь» Андрея Звягинцева в прокате с 1 июня 2017 года.

В ролях: Марьяна Спивак, Алексей Розин, Матвей Новиков, Марина Васильева, Андрис Кейш, Алексей Фатеев и другие.

Андрей Россохин

Об авторе

Андрей Россохин – психоаналитик, доктор психологических наук, руководитель магистерской программы «Психоанализ и бизнес-консультирование» в НИУ «Высшая школа экономики». Автор нескольких книг, последняя из которых «Рефлексия и внутренний диалог в измененных состояниях сознания. Интерсознание в психоанализе» (Когито-Центр, 2010).

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты