PSYCHOLOGIES №23

Почему мы все усложняем?

Откуда берется привычка видеть мир в черном цвете? Как навести порядок в голове и изменить отношение к жизни?
Как все запутано

Транспорт, работа, дети, семейная жизнь, уборка, покупки, кухня, оплата счетов, развлечения… нам некогда вздохнуть. И как будто этого недостаточно, вдобавок мы склонны следовать известной философии: «Зачем просто, если можно сложно?»

Неприятности начинаются с пробуждения. Мы не можем решить, что съесть на завтрак, теряем четверть часа, роясь в поисках подходящей одежды в неразобранных шкафах, и выбегаем из квартиры, понимая, что на дорогу не хватает времени.

К моменту, когда мы входим в свой офис, единственное, чего у нас вдоволь, это стресс.

Мы хотели бы питаться здоровой пищей, но нам не нравится тратить время на кухне: ведь лучше провести его вместе с детьми!

И вот мы часами бродим по супермаркету, проверяя, не содержатся ли в замороженных блюдах вредные красители, а дети, с которыми мы мечтали общаться, хнычут между полками и пытаются нагрузить тележку самыми неэкологичными продуктами.

«Я просто не могу ничего выкинуть. Вещи накапливаются, так же как и проблемы»

Что получается в итоге? Нервный срыв, злость, усталость.

Что касается отношений, нами движет чувство долга с примесью вины: мы стараемся быть одновременно заботливыми родителями, хорошими дочерьми (или сыновьями) для стареющих отцов и матерей, незаменимыми сотрудниками, внимательными супругами, преданными друзьями.

И если мы терпим неудачу, пытаясь сочетать эти нелегкие роли, то готовы опустить руки: «Это для меня слишком, я больше не могу!»

У каждого свои хитрости

Чтобы переключиться и восстановить ясность рассудка, у всех есть приемы, более или менее удачные.

«Когда мне нужно в чем-то разобраться, я делаю генеральную уборку», — заявляет 47-летняя Степанида. Но то, что годится одному, другому может и не подойти.

«Я просто не могу ничего выкинуть. Вещи накапливаются, так же как и проблемы», — признается 38-летняя София.

Спрос рождает предложение, появилась даже новая профессия — лайфкоучинг во всех его разновидностях и вариантах: управление временем, мыслями и т.д.

Религиозная и культурная традиция, к которой мы принадлежим, настраивает скорее на жертвы, чем на удовольствие и отдых

Многочисленные коучи готовы научить, как не падать духом и достигать желанного результата.

С этой целью консультант по вопросам личной эффективности Дэвид Аллен изобрел в 2001 году технику внутренней генеральной уборки, чтобы все рассортировать и упростить действия: метод «Как привести дела в порядок» (Getting Things Done, или, сокращенно, GTD).

Инструкция проста: записывать на внешних носителях — тетрадь, блокнот, стикеры — длинный список вещей, которые мы должны и хотим сделать (заплатить по счетам, позвонить маме, съездить в Коломну…), чтобы взглянуть на них со стороны.

А у российского специалиста по продуктивности Максима Дорофеева есть на этот счет своя теория. Он придумал термин «мыслетопливо» (ресурс, который мы используем для решения задач и самоконтроля) и призывает беречь его, делая мышление более экономичным.

Вот привычки, которые, по его мнению, усложняют жизнь и съедают «мыслетопливо»: оставлять незавершенные дела, думать дома о работе, а на работе — о домашних проблемах, постоянно быть на связи, зависать в Сети.

Максим Дорофеев предлагает отказаться от них и обратить серьезное внимание на то, что нам необходимо регулярно восстанавливать силы.

Тяжесть чувства вины

Но помимо того, что мы обнаруживаем в себе при помощи осознания, существуют внутренние «усложнители», которые часто остаются бессознательными.

Один из них — чувство вины, которое запрещает расслабляться и велит совершать невозможное, чтобы достичь идеальных ролей и образов, которым хочется соответствовать.

Иудеохристианская религиозная и культурная традиция, к которой мы принадлежим, настраивает скорее на жертвы, чем на удовольствие и отдых.

Если мы заглянем внутрь себя, то увидим ребенка, который хотел, чтобы родители им гордились

Не стоит забывать и о неуместном нарциссизме, который отдаляет нас от нашего подлинного «Я»: чтобы быть значимыми в собственных глазах, мы составляем расписание, которое скорее подошло бы министру. Из страха, что нам чего-нибудь не хватит, обременяем себя ненужными предметами и занятиями.

Зачем навязывать себе эту тяжелую работу?

Если мы заглянем внутрь себя, то увидим ребенка, который хотел, чтобы родители им гордились; ему казалось, что его полюбят только в том случае, если он будет блистать. Он все еще витает, как призрак, в бессознательном перфекционистов, которые одержимы безупречностью и отравляют этим свою (и чужую) жизнь.

Наша склонность все усложнять — чаще всего семейное наследие.

35-летняя Оксана признается: «Всего лишь перегорит лампочка в квартире, которую я снимаю, и я уже представляю, как зайдет хозяин, обвинит меня в небрежности и выставит на улицу. И не станет слушать, что у меня кружится голова, поэтому я не могу влезть на стул, чтобы заменить лампочку. И я знаю, откуда это у меня! Мать тоже из всего делает драму. Если отец не приходил домой вовремя, она считала, что случилось несчастье. Мама всегда выбирала самую катастрофичную гипотезу».

Как все запутано

Недостаток серотонина?

Среди тех, кому трудно поверить, что мелкие неприятности скоро пройдут, встречаются люди, которых психоневролог Борис Цирюльник называет «аффективными неженками». Они страдают дефицитом серотонина — это нейротрансмиттер центральной нервной системы, который борется с депрессией.

Так как им не хватает этого природного антидепрессанта, они воспринимают жизнь как тернистый путь: каждая влюбленность ведет к разочарованию, любое начинание обречено на провал.

Для этих гиперчувствительных людей жизнь сложна изначально. Каждое изменение ситуации — даже смена кресла в офисе — вызывает у них непропорционально большой стресс.

Иногда мы внезапно вспоминаем о том, что по-настоящему важно, — например, когда сталкиваемся с тяжелыми событиями, такими как болезнь, утрата близкого человека. Но стоит ли дожидаться жизненного удара?

Когда наш внутренний мир и существование в целом становятся настолько запутанными, что это отравляет жизнь, лучшее средство, чтобы вновь обрести душевный покой, — обратиться к психотерапевту (или психоаналитику). Начать психотерапию — значит навести порядок в мыслях и стремлениях.

 Мастера усложнения

Два типа личности — гистрионические и обсессивные — запирают себя в психологическую тюрьму, где ничто и никогда не может быть просто.

Наш биологический вид отличает от других млекопитающих способность представлять катастрофы, которые никогда не произойдут. Ему удается создавать необоснованные страхи, часами обсуждать ужасные и абсолютно фантастические события так, словно они реальны.

Но чемпионы психологических пыток — это, бесспорно, обладатели двух видов темперамента: гистрионического и обсессивного.

 Слишком нужен чужой взгляд

Гистрионические личности живут трагедиями, которые происходят только у них в голове, они стараются привлечь взгляд других людей, чтобы почувствовать себя живыми. «Гистрион» означает «человек, выставляющий себя напоказ, шут».

Это слово, возможно, чересчур резко; во всяком случае, эти прирожденные актеры клянутся, глядя вам прямо в глаза: «Я ничего не усложняю, сама судьба преследует меня!»

Столкнувшись со сложностью в профессиональной или любовной жизни, они просят у нас совета, но сразу же отметают все предложенные решения. На самом деле они хотят дать нам понять, что их проблема слишком исключительна, чтобы мы могли им помочь.

Это их способ заявить о своей несравненной уникальности. Перед нами комедианты, увлеченные представлением, — но сами они не осознают любовь к драме.

Задача психотерапии — привести их к признанию того, что они разделяют общую судьбу и что удовольствие не смертельно.

 Слишком нужно все контролировать

Что касается обсессивных личностей, они подавляют в себе жизненную энергию ради тотального контроля из опасения, что, если они хоть на секунду ослабят внимание, случится трагедия. Они мечтают навсегда устранить непредвиденное, включая смерть.

Так как они хотят властвовать над реальностью, а также над своими мыслями и эмоциями, то теряются на запутанных ментальных дорожках. И все это в итоге приводит к обсессивно-компульсивным расстройствам (ОКР), которые выражаются в повторяющихся действиях, на первый взгляд абсурдных: тысячу раз мыть руки, перепроверять, закрыты ли вода и газ...

Такая личность, одержимая мыслями о смерти, изо всех сил старается оказаться подальше от микробов и других опасностей и избегать ситуаций, в которых надо сделать выбор: ведь выбрать — значит символически убить одну из возможностей.

Эта личность вечно колеблется между двумя партнерами, двумя профессиональными предложениями.

Внутренняя атмосфера сомнения заставляет ее все откладывать на завтра — или действовать, а затем сожалеть о решениях.

Но когда ей наконец удается взять на себя обязательство, ничто не заставит ее от него отступить.

Один из самых знаменитых пациентов Фрейда, Эрнст Ланцер, прозванный «человек-крыса», страдал неврозом навязчивости. Лечение состояло в том, чтобы освободить его от внутренних запретов, блокировок, которые запрещали ему наслаждаться жизнью.

К сожалению, история умалчивает, что с ним было дальше: смерть настигла Эрнста Ланцера во время войны 1914–1918 гг.

Текст: Эльза Лествицкая 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты