Скандал в «Лиге школ»: чем опасны закрытые учебные заведения? Прочитать родителям

Заявление бывших учениц элитной московской школы «Лига школ» о том, что 25 лет директор и заместитель сексуально домогались учащихся, вызвало массу вопросов. Мы не собираемся искать правых и виноватых. Мы хотим поговорить о том, почему подобные ситуации возникают именно в закрытых учебных заведениях. Чем придется пожертвовать родителям в угоду хорошему образованию? Что допустимо в общении учителя и ребенка? На эти вопросы отвечают наши эксперты.

Основные идеи

  • Случаи неформального общения между детьми и учителями чаще всего случаются именно в закрытых школах.
  • Если в закрытой группе (школе, университете и т.д.) пропагандируется идея особенности группы и избранности учеников – это должно насторожить родителей.
  • Важно наблюдать за изменениями состояния ребенка, быть в курсе происходящего, общаться с разными членами группы, сохраняя дистанцию.
  • Если ребенок признается в том, что подвергся насилию, ни в коем случае нельзя отрицать преступления: это может еще больше покалечить ребенка.
Скандал в «Лиге школ»

Элитная московская школа «Лига школ» закрылась в 2014 году из-за бюрократических проволочек. Спустя два года сетевое издание Meduza опубликовало скандальный репортаж Даниила Туровского, в котором эта версия опровергается. Более 20 бывших учеников школы признались, что на протяжении 25 лет директор школы Сергей Бебчук и его заместитель Николай Изюмов сексуально домогались учениц. Ученики поставили ультиматум: закрывайте школу или пойдем в суд.

Репортаж вызвал массу вопросов. Почему ученики признались только спустя два года после закрытия школы? Как другие учителя смогли промолчать, видя, что происходит в школе? Одни набросились с гневными комментариями в Сети на учителей. Другие уверены – репортаж заказной. Третьи отказываются верить, что учителя способны на такое.

«В первую очередь, «Лига школ» всегда была про очень хорошее образование, – рассказала нам психолог, гештальт-терапевт Соня Цеге Фон Мантейфель. Она проработала в этом заведении 14 лет, с 1999 года. – «Лига» по своему внутреннему устройству противоречила всем канонам постсоветского образования. На моей памяти каждый год Бебчуку нужно было что-то отстаивать – то отсутствие дневников, то учебные походы и много всяких бюрократических дел. И с каждым годом это становилось все труднее. Поэтому те, кто сейчас думает, что школа закрылась из-за скандала, знайте: это ложь. «Лигу школ» «задушила» образовательная реформа».

Сергей БебчукСергей Бебчук в эфире радио «Свобода» в 2014 году

Что касается отношений в школе – они были разные. С каждым педагогом свои отношения. По интересам, симпатиям. Поэтому обнимания, радость встреч не казались мне извращенными и поддельными. Я как психолог не видела в этом никакого сексуального подтекста. Когда школа живет как единый организм, неизбежно более близкое общение между людьми. Более неформальное, доверительное. И это очень ценилось внутри и как-то «странно» воспринималось извне.

«Я закончил спецшколу»: реальные истории выпускников

Безусловно, девочки влюблялись в преподавателей, не только в тех, которые указаны в статье. Возможно, что и преподаватели влюблялись. Но допустить, что это было в осознаваемых сексуальных целях, я не могу. Я однозначно необъективна, потому что я фактически сама выросла в этой школе, пришла туда работать в 26 лет. Я знаю про некоторые истории в воспитательных целях. Я допускаю, что иногда женщине или девушке проще показать, чем внушать мораль про их безопасность.

Непосредственно о скандале – история длится уже около двух лет. Я помню, как обзванивали учеников и преподавателей и собирали «ужасные» подробности. Цель этого – не раздувать скандал и «оградить детей от ужасов педофилов». Это хорошая цель. Но где доказательства? Ультиматум, предъявленный педагогам, похож на шантаж: «Вы уйдете, а мы не скажем, чтобы не порочить Лигу, обещайте, что больше не подойдете к детям… Ах подошли, ну так мы сейчас вас остановим…» То, как собирались эти сведения и в какой форме подавались, выглядело как массовый психоз.

Мне сейчас трудно смотреть на ситуацию как эксперту, уж слишком много отношений и чувств к обвиняемым и обвинителям. Точно знаю одно – что эта ситуация для всех людей «Лиги школ» травматична. И презумпции невиновности никто не отменял».

Сергей Бебчук не выходит на связь. Но заместитель директора, один из обвиняемых учениками, Николай Изюмов уверен, что молчать в этой ситуации нельзя.

Николай ИзюмовЗаместитель директора «Лиги школ» Николай Изюмов

«У меня есть твердое убеждение, что вся эта ситуация сфабрикована, – рассказал нам Николай Изюмов. – Прежде всего, школу мы закрыли не из-за обвинений. Ученики пришли к нам с ультиматумом в декабре 2014 года. В то время мы уже готовились к закрытию, потому что работать стало невозможно. Нас прессовали прокуроры, ФСБ, потому что мы всегда были неудобны, придерживались либеральных взглядов. Поэтому, когда группа учеников во главе с руководителем театральной студии обвинила нас во всех смертных грехах, мы не стали спорить. Говорить с ними было невозможно: у нас был шок, потому что все эти люди наши друзья.

Мы сказали, что школу и так закрываем, попросили нам дать полгода. Я уволился, потому что работать не мог – начались проблемы с сердцем из-за этой ситуации. Ко мне каждый день приходили учителя, ученики. Они знали об ужасных обвинениях и были возмущены поведением этой группы людей. Потом школа закрылась, и все вроде бы закончилось. Но спустя два года появилась эта статья с обвинениями в педофилии. Такие обвинения спустя несколько лет, на мой взгляд, – желание отомстить. Только за что?

«Да, с кем-то из учителей дети могли обняться, но это просто человеческие отношения»

Наверное, многие из тех, кто обвинял нас, не смогли простить, что им не удалось убедить других. После закрытия школы ученики ходят ко мне в гости, продолжают общаться и с Сергеем Александровичем (Бебчук. – Прим. ред.) Я открыл «Интеллект-клуб», где провожу онлайн-вебинары, иногда оффлайн мастер-классы. Про то, что в школе было принято, чтобы ученик, заходя в класс, целовал учителя, – это бред. Такого никогда не было. Да, с кем-то из учителей дети могли обняться, но это просто человеческие отношения.

История про Таню Карстон (инициатор разборок. – Прим. ред.) чудовищная. Девочка была очень трудным ребенком. Не могу сказать, что у нее было раздвоение личности, но она могла рассказывать про себя, например, в третьем лице. Она утверждает, что Бебчук домогался ее в бане в загородном доме в Боброво (ученики часто приезжали на выходные к директору на дополнительные занятия. – Прим. ред), при этом она еще потом закончила школу, пошла в поход с человеком, который якобы к ней приставал… Почему? Это же ерунда какая-то. Вся эта история на уровне детской игры «Веришь – не веришь». Тебе что-то рассказывают, и дальше ты либо это принимаешь, либо нет».

Изюмов обратился к юристу два года назад. Но тот отговорил его подавать заявление. По словам Изюмова, юрист аргументировал ситуацию так: «Если вас не волнуют формальные вещи, возможность дальнейшей работы в школе, не рекомендую вам начинать – это будет многолетний процесс, в котором польется грязь». Изюмов уверяет: если бы ученики подали в суд, он бы однозначно взялся за дело.

Мы не собираемся решать, кто прав, кто виноват. Но мы предлагаем вам задуматься, почему известные случаи насилия чаще всего связаны с закрытыми сообществами, будь то элитные учебные заведения или другие объединения людей.

Немного истории

Случай с «Лигой школ» – отнюдь не единичный. В августе 2016 года в центре скандала оказалась московская школа 57: учителя истории обвинили в многолетних сексуальных связях с ученицами. Пострадавшим удалось собрать доказательства и добиться того, чтобы педагога уволили. Правда, вопрос о том, действительно ли другие учителя и сотрудники школы ни о чем не догадывались, так и остался без ответа.

Сама по себе проблема отнюдь не нова: вопрос лишь в том, что у жертв домогательств появилось больше возможностей рассказать о том, что с ними произошло. Что они и делают – в том числе в рамках флешмоба #янебоюсьсказать.

От рук наделенных властью абьюзеров страдали и страдают члены замкнутых сообществ – тех, в которых зачастую царят свои правила и нормы, непривычные и даже неприемлемые для стороннего наблюдателя. Так, о сексуальном насилии над детьми со стороны католических священников заговорили еще в 1950-х. В 2000-х разразился громкий скандал, по мотивам которого в 2015 году был снят фильм «В центре внимания».

Подобные истории не ограничены ни временными, ни географическими рамками. Начиная с 1991 года более 200 бывших студентов из 67 частных школ Новой Англии (США) обвинили преподавателей и представителей персонала в сексуальных домогательствах.

Почему так происходит? Что не так с частными школами и подобными им закрытыми сообществами?

Почему в спецшколе могут возникнуть случаи насилия?

Чем меньше, элитнее и «особеннее» учебное заведение, тем ближе к детям учителя. Тем меньше дистанция между преподавателем и учеником, тем чаще стираются границы. С одной стороны, подобное отношение преподавателей к ученикам льстит родителям: их детей не просто обучают, о них заботятся. Как создать безопасную обстановку в условиях спецшкол, где учителя дружат с учениками, читайте в статье процессуального терапевта Ольги Прохоровой «Роман между учителем и учеником – это инцест».

Что должно насторожить родителей при выборе школы?

Любой родитель желает для ребенка только лучшего. Потому они готовы отдать баснословные деньги и замучить ребенка подготовкой к сдаче экзаменов, лишь бы устроить его в закрытое учебное заведение для избранных (элитарные школы, кружки, университеты и т.д.). Кажется, что образование там лучше. Поспорить с этим невозможно: чем меньше образовательное заведение, тем больше внимания преподаватели уделяют каждому ученику. Но есть и обратная сторона медали.

Психолог Людмила Петрановская считает закрытые группы дисфункциональными – группы, которые в какой-то момент отбирают у своих членов больше, чем дают им. Главная цель такой группы – защита своего статуса, ради которой выстраивается система абьюза (использования).

Петрановская выделяет признаки, которые должны насторожить родителей. Если вы заметили хотя бы три, пора бить тревогу.

Людмила Петрановская

Вас должно насторожить:

...если участники группы (круга) считают себя избранными. Если эта избранность гарантирует успех, карьеру, победы, общение на высоком уровне. Если в группе действуют свои правила, а обычные на нее не распространяются. – Быть избранным лестно и приятно. Так формируется зависимость от группы. Человек теряет критичность. Формируется основа для закрытости и для оправдания абьюза.

...если лидерам круга доверяют больше, чем себе. Отцы-основатели, Лидеры, Старшие, среди избранных еще более избранные, которые все знают и все делают правильно. Их авторитет непререкаем, они умны, скромны и самоотверженны, с любым вопросом, сомнением и жалобой нужно пойти к ним. – Рядовые члены группы явно или скрыто отстраняются от принятия решений. Субъектность уже почти передана, крючок загнан глубоко.

...если в группе считается, что быть избранным не только приятно, но и трудно. Поэтому ее члены должны: много работать, постоянно развиваться, проходить все новые уровни, пренебрегать семьей и близкими, вкладывать силы, вкладывать деньги, затягивать пояса и не жаловаться (нужное подчеркнуть). – Обычно испытания начинаются уже при приеме в группу: нужно доказать свою «избранность». Чем выше «цена входа», тем ниже шанс уйти без тяжких последствий. Участников начинают готовить к тому, что придется отдавать больше, чем получаешь, и служить группе.

...если участники круга уверены, что им завидуют. Нас не любят и хотят нашу группу уничтожить, потому что: завидуют, не любят умных, не любят красивых, не любят праведных, не любят нашу национальность, не любят нашу веру, хотят сами на наше место, хотят безусловной власти, а мы мешаем. – Закрытость окончательно закрепляется, вовне – враги, сплотим ряды, живем по законам военного времени, какие такие внутренние границы и права человека.

...если критика в адрес круга недопустима. В ее основе: слухи и домыслы, преувеличение и передергивание, искаженное восприятие неадекватных людей, заведомая ложь ненавистников, тщательно продуманный заговор желающих нас уничтожить (нужное подчеркнуть). – Необходимый фундамент для перехода к следующему пункту, полное отключение критичности и обратной связи.

...если те, кто рассказывает о проблемах круга, считаются предателями. Все проблемы должны решаться внутри круга, а те, кто «выносит сор из избы», – предатели, стукачи, неблагодарные, не в своем уме, хотят попиариться, марионетки в руках врагов. Происходит показательная травля и изгнание «предателя» с участием всей группы. – Условия для безнаказанного абьюза созданы. По кому проедет каток, а кого заставят быть катком – дело случая.

Вы все еще хотите отправить ребенка в такую группу? Тогда взвесьте плюсы и минусы. «Риски могут свести на нет все то, что вы получите, – продолжает Людмила Петрановская. – Зачем блестящее образование тому, кто находится в затяжной депрессии? Если плюсов больше, продумайте, как вы будете контролировать ситуацию и что будете делать в критический момент. Наблюдайте за изменениями состояния ребенка, старайтесь быть в курсе происходящего, общаться с разными членами группы, сохраняя дистанцию».

Участники группы считают себя избранными. Эта избранность гарантирует успех, карьеру, победы, общение на высоком уровне. В группе действуют свои правила

Если ваш ребенок уже в такой группе, что делать?

«Главное – не критиковать и не ругать группу и ее лидеров, – продолжает Людмила Петрановская. – Чем больше вы критикуете, тем больше ребенок отдаляется от вас и уходит в группу. Старайтесь любыми способами сохранять отношения, сохранять то, что вас с ребенком объединяет, что вас обоих радует. Ваша поддержка понадобится ребенку, когда ему придется расстаться с группой (а этот момент в любом случае настанет). Ребенок переболеет и справится. Если вы заподозрили что-то криминальное, будьте готовы бороться. Не оставляйте это просто так, даже если ребенок уже в безопасности. Подумайте о других детях.

Если вы член такой группы. Поднимайте разговор о принципах, правилах, приоритетах. Настаивайте на прозрачных процедурах принятия решений, старайтесь сохранять критичность, в обсуждениях отмечайте и подвергайте сомнению паранойяльные картинки из серии «мы всегда правы, потому нас и не любят». Никакой «поглощенности без остатка». Никакой «преданности до конца». Критично относитесь к лидерам группы – признаки обожания их коллективом, особенно если они этому подыгрывают, пусть даже изображая скромность, должны насторожить.

Если для вас это закончится конфликтом и изгнанием из группы, то чем скорее это случится, тем лучше, тем меньше будут ваши потери.

И еще. Если вы подозреваете, что группой формально или неформально руководит социопат и нет никаких шансов это изменить, уходите немедленно. Если есть силы – критикуйте извне, помогайте жертвам и изгнанным».

Как уберечь детей от подобной группы?

Самый острый вопрос для всех родителей – как уберечь ребенка, как не просмотреть?

«Общего рецепта нет, – считает Людмила Петрановская. – Невозможно уволить из школ всех учителей-энтузиастов и оставить только нудных и скучных, к которым дети точно не будут тянуться. Поэтому тщательно мониторьте ситуацию. Чаще всего элитные и закрытые школы – игры прежде всего родителей. Это им хочется, чтобы ребенок там учился, это они боятся, что его исключат из-за скандала или престижную школу закроют. А вот чего делать нельзя – отмахиваться от слов ребенка или обвинять его. Серьезно отнеситесь к тому, что он говорит. Верьте ему по умолчанию. Разобраться надо в любом случае, даже если это всего лишь фантазия. Что касается ясеневской истории, на мой взгляд, она намного тяжелее, чем в 57-й, там речь о подростках более младшего возраста. И последствия для детей и педагогов могут быть серьезнее».

«Главное правило: школа не должна заменять семью, – говорит психотерапевт Ирина Млодик. – Когда это происходит, семья перестает выполнять свою функцию. И тогда ждать близких отношений или откровенности от ребенка не стоит. Заменив семью школой, ребенок привыкает к такой системе отношений и будет переносить ее позже на работу, пытаться выстраивать в коллективе семейственность.

Второе правило – ребенок должен чувствовать себя в семье защищенным, знать, что его всегда поддержат, поймут, примут.

Третье – в семье должно пропагандироваться правило: тело священно. Нужно установить четкие личные границы – нельзя мыть ребенка или обнимать и целовать без его согласия. Помните, как на семейных встречах, если ребенок уворачивается от поцелуев с родственниками, его стыдят: это же твой дядя, поцелуй его. Так нельзя говорить категорически. Ребенок сам волен решать, кого целовать. Многое зависит от родителей – если с их сексуальностью и сексуальной жизнью все в порядке и они не переносят ее на ребенка, то и отношение к телу будет правильным».

Как реагировать родителям, если ребенок признался, что к нему приставали?

Если ваш ребенок пришел с признанием о сексуальных домогательствах или сексуальном насилии, главное – не отмахиваться, а выслушать. Что еще нужно сделать и как нельзя реагировать в такой ситуации? Объясняет психотерапевт Ирина Млодик.

Как реагировать?

Ирина Млодик
  1. Первое и самое важное – вы должны как минимум поверить ребенку. Не говорить – «Ты все придумываешь». Не смеяться над ним, не отшучиваться, не винить ребенка, не стыдить, не пугать – «Какой кошмар, как ты могла (мог)»!
    Родителей, которые так реагируют, тоже можно понять – кто-то не может принять страшную правду, потому что слишком любит своего ребенка или боится признать свою несостоятельность как родителя, кто-то воспринимает учителя как человека, неспособного на дурные действия, нам ведь много лет это внушают в школе – учитель – главный и непогрешимый авторитет, и мы не понимаем, что это всего лишь человек и он может быть больным, проблемным. Родителям бывает проще спрятаться, отмахнуться. Но делать этого нельзя.
  2. Не отрицайте проблему, даже если это действительно всего лишь фантазия ребенка. Такие фантазии не возникают просто так. Это знак неблагополучия. Симптом того, что у ребенка есть какая-то скрытая проблема в отношениях с учителем или учебой, коллективом. Если ребенок на ком-то отыгрывает насилие, это не обязательно может означать сексуальное насилие, но любое символическое. В любом случае психолог определит, придумывает ребенок или нет.
  3. Расспросите ребенка – как это было, когда, как часто, кто еще участвовал или видел это, было ли это только с вашим ребенком или нет.
  4. Тут же идите в администрацию школы разбираться.
  5. Не бойтесь, что, предав дело огласке, вы травмируете ребенка. Нет, вы защищаете его. Психика подростка пострадает гораздо больше, если его обидчик останется безнаказанным, а само преступление – неназванным. Если вы отмахнетесь от слов вашего ребенка, он будет считать, что каждый взрослый имеет право так поступать с ним, что его тело ему не принадлежит, что каждый может посягнуть на него.

Я уже не говорю о последствиях сексуальной травмы, они очень серьезны и могут искалечить жизнь вашего ребенка. Эти травмы очень глубоки и могут проявиться позже в виде тяжелых депрессий, приема наркотиков, алкоголя, суицидов, сложных личных и сексуальных отношений, неспособности создать пару, семью, неспособности любить себя и собственных детей. Вы наносите непоправимые травмы ребенку, умалчивая о случившемся. Подумайте, что для вас важнее – не потерять престижную школу или не потерять ребенка?

Текст: Дина Бабаева, Юлия Тарасенко, Марина Великанова
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты