Студенческий опыт определяет наш характер?

Для многих из нас институтская пора — время, определяющее дальнейшую судьбу. Но что конкретно происходит с нами в это время? Через какие трансформации проходит наша личность и к чему это приводит во взрослом возрасте?
Студенческий опыт определяет наш характер?

Какой период вашей жизни был самым ярким? Я провела на эту тему опрос среди российских топ-менеджеров, и значительное большинство ответили, что самые запоминающиеся годы — это студенчество. Учеба в институте — несмотря на то, что от школы институт отделяет очень малое время — сильно от школы отличается. Это время активного развития по трем ключевым векторам:

1. Социальный. Студент учится общаться не только с «себе подобными», как в школе, но с широким, разнообразным миром: людьми разных культур, возрастов, званий. Он создает свой уникальный образ в глазах других и завоевывает авторитет.

2. Профессиональный. Школьник еще не понимает, в чем суть его будущей профессии, даже если он ее и сознательно выбирает. Институт позволяет гораздо ближе соприкоснуться с профессией, оценить: «мое — не мое».

3. Личностный. Студент сталкивается с жизненными испытаниями, выходит на другой уровень ответственности. Он начинает глубже узнавать себя, понимать свои неповторимые особенности, осознавать собственную исключительность и ценность — уже как независимой, самостоятельной личности, а не только прилежного ученика или любимого сына. Но не каждый студент. Некоторые предпочитают что угодно, только не развитие и рост. И до сих пор встречаются «вечные студенты», которым невротический страх перед будущим не дает успешно завершить обучение.

У нас всегда есть дилемма: меняться или оставаться прежним, терпеть или экспериментировать. Сильные и амбициозные личности выбирают изменения. Пусть даже требующие усилий и воли. Невротики предпочитают неизменность, подчас сопряженную с болезненными переживаниями.

Работая с успешными топ-менеджерами, я записывала их воспоминания о значимых трансформациях, которые происходили с ними во времена студенчества.

 От «будь как все» к собственному «Я»

Новая среда общения требует адаптации. Если в школе ты должен быть таким, как все, прилежным учеником, то в высшем учебном заведении все иначе.

Наличие собственной позиции, готовность заявить о себе, смелость суждений поощряется и культивируется. По сравнению со школой общение в студенческой среде гораздо сложней и шире.

Экстравертам, то есть людям, склонным по природе к интенсивному общению, такая адаптация дается обычно легко. А от интровертов (людей закрытых, склонных к одиночеству и камерному, привычному кругу общения) изменение и расширение социальной среды требует усилий.

«Как я стал успешным переговорщиком? В институте. Преодолевая комплексы, борясь за право быть равным и даже лучшим»

«Я с детства был тихим, скромным, старательным мальчиком, — делится воспоминаниями генеральный директор большой российской торговой сети. — Окончил школу с золотой медалью и приехал учиться в Москву из небольшого сибирского города. Другие студенты выглядели уверенными, модными, «столичными».

Первые недели я чувствовал себя ужасно — бедно одетый провинциал, на которого смотрят свысока. Но я был гордым и стал бороться за достойное место на факультете. Я решил побороть свой страх перед новыми людьми. Помимо учебы я ежедневно и упорно решал сложнейшие коммуникативные задачи — искал общий язык с теми, кто казался мне интересным. Завоевывал авторитет. И с каждым новым знакомым общался по-своему. С одним искал общие темы, другого — скорее слушал, с третьим жарко спорил.

Чувствовал настроение. Не лез, когда было неуместно. И подходил, когда момент был наилучший. Даже учил по вечерам испанский, чтобы порадовать талантливого однокурсника-колумбийца.

Благодаря своей активности я становится заметным. Выступал на студенческих конференциях, отстаивал на семинарах свое мнение. Некоторых раздражал. Одна девушка назвала меня «деревенским назойливым ослом», до сих пор помню. Но со временем я облагородил свой провинциальный облик, победил акцент, обрел полезные знакомства.

Тот самый колумбиец — теперь мой деловой партнер в Латинской Америке. Вы спрашиваете, как я стал успешным переговорщиком? В институте. Преодолевая комплексы, борясь за право быть равным и даже лучшим».

Студенческий опыт определяет наш характер?

 От послушания — к самоорганизации

Школьнику живется просто — вся его жизнь расписана. Но, став студентом, вчерашний школьник оказывается в совершенно иной ситуации. Никто не следит за его успеваемостью, студент сам вынужден планировать свое время: учебу, подработки, подготовку к экзаменам. И не все оказываются способны к оперативной самоорганизации.

«Я по натуре неорганизованный человек, — рассказывает креативный директор известного рекламного агентства. — Впервые я это осознал в университете. Меня с позором отчислили за неуспеваемость после второго семестра.

Этот ужасный опыт не прошел даром: позволил глубже узнать себя самого и понять степень собственной ответственности за то, что с тобой происходит. Но исправить тогда я ничего уже не смог. На следующий год я поступил на заочный, родители настояли.

Теперь я знаю: для того, чтобы я все делал вовремя, мне нужны жесткие рамки, четко обозначенные сроки, регулярные напоминания. В общем, так и живу — на работе рядом секретарь и помощник, а дома — строгая жена.

Мне повезло, я все-таки нашел в себе силы продолжить учебу. И с работой повезло — я счастлив, что занимаюсь сейчас любимым делом».

 От детскости к личностной зрелости

На студенческое время обычно приходится стадия идентификации личности и интеграции социальных ролей. У молодых людей возникает потребность объединить все свои роли (детей, учеников, влюбленных, товарищей, друзей…) в единое целое, осмыслить их, связать с прошлым и проецировать в будущее.

Но главный двигатель взросления — это опыт, сложные ситуации, в которых необходимо принимать решения. Порой уже в институте нам приходится делать свой моральный выбор.

Мне не раз рассказывали, как представители руководства факультета просили студентов пересказывать, что говорят однокурсники в неформальной обстановке… Такие дилеммы заставляют думать, взрослеть или, наоборот, расписываться в собственной слабости.

«Я понял, что все зависит только от меня самого, и сказал сам себе: «Хватит, я не ребенок»

Однажды меня попросили провести глубинную психологическую оценку кандидата на позицию финансового директора в крупную производственную компанию.

Обычно топ-менеджмент — люди, десятилетиями работавшие на профильных предприятиях, и я не ожидала увидеть молодого человека. Ему было лет 30, не больше. Однако, пообщавшись с ним, я оценила его зрелость.

Он очень трезво смотрел на мир, был начисто лишен иллюзий, но не разочарован. Прекрасно умел за себя постоять, но без лишнего напора. Держался приветливо, но с достоинством, как человек, знающий себя цену. Вот что он рассказал.

«Я учился в институте в начале 90-х годов. Есть было нечего, денег не было. Родители помогать материально не могли. Однажды я говорил по телефону с мамой, она грустно сказала: «Ты уже не ребенок». И я стал подрабатывать, торговал, «челночил», не гнушался никакой работой. Попадал в трудные ситуации, меня обманывали, подставляли, заставляли платить несуществующие долги.

Один раз, когда ездил за товаром в Турцию, украли деньги и документы. Эти тяжелые истории продолжались, но в какой-то момент я понял, что все зависит только от меня самого, и сказал сам себе: «Хватит, я не ребенок».

Я создавал собственный взгляд на каждую ситуацию, прогнозировал возможные проблемы и их решения. Постепенно научился договариваться, держать удар, давать отпор. Спокойно объяснял окружающим свои решения и действия. Защищал свои права, не нарушая чужих. И при этом продолжал учиться в институте. Это были сложные годы, но я получил «сконцентрированный» опыт взросления».

Студенческий опыт определяет наш характер?

 От мечты к пониманию профессионального предназначения

То, что увлекало в школе, больше не актуально. Цель (поступление в институт) достигнута. Возникает опустошение, досада и даже разочарование: к этому ли я стремился?

Специалисты по карьерному развитию описали феномен «обратной перспективы». Его суть в том, что отдаленные жизненные цели определены (хочу стать настоящим профессионалом или успешным руководителем), а вот конкретные планы на пути к цели неясны.

У студентов начальных курсов этот феномен встречается довольно часто. Они видят светлое профессиональное будущее, но не представляют, как его достичь.

Известны несколько способов «попадания в профессию»: яркая, мотивирующая мечта о будущем, глубокое погружение в учебные предметы (знания всегда способствуют развитию интереса), разработка интересной для студента научной тематики, наличие живой среды — увлеченных и увлекающих преподавателей, однокурсников.

Даже прирожденные организаторы должны развивать свои навыки

«Я поступил в тот же институт, в котором учились мои родители, — делится воспоминаниями один из руководителей корпорации «Росатом». — Я не то чтобы мечтал стать физиком, но и не сопротивлялся.

Первый курс МИФИ — общеобразовательные предметы. Я не понимал, почему вместо погружения в специальность я вынужден снова учить формулы, как в школе. Это было довольно скучно, я был на грани ухода из института.

На втором курсе мне казалось, что я вообще ошибся с выбором. Появились специальные предметы, но мне было безразлично. Пока я не встретился с одним преподавателем, сумевшим вдохновить меня.

Мы ездили с ним на объекты, смотрели, чем занимаются выпускники нашего института. Этот преподаватель стал моим научным руководителем и наставником по жизни.

И тогда уже более увлеченного студента, чем я, во всем институте не было. Я учился на отлично, закончил аспирантуру, защитился. Так одна встреча с замечательным ученым изменила мое отношение к профессии».

 От управления собой — к управлению другими

Знакомая каждому картина — во дворе играет группа детей, один бодро командует: «Ты вставай сюда, ты делай это», или: «Все, надоело, будем играть в другую игру».

Но даже прирожденные организаторы должны развивать свои навыки. Многие руководители вспоминают свой первый опыт серьезного управления людьми, состоявшийся в студенческое время.

Вот рассказ руководителя одного из государственных комитетов, успешного лидера-организатора.

«Летом второго курса я попал в стройотряд. И меня быстро выдвинули в руководители. Под моим началом оказались студенты и человек пятнадцать местных работяг. Со студентами главное было — вовремя поднять их утром на работу.

Для успешного управления людьми надо завоевать авторитет и личный статус

А настоящие проблемы были с местными рабочими. Они были заметно старше, у них был свой мир, свой язык, свои представления о рабочей этике. Они готовы были подчиняться, но не тому, кого назначили не они сами.

Они бойкотировали мои указания, делали то, что сами считали нужным. Я уговаривал, просил, ссорился, кричал, требовал — все без толку. В конце месяца сильно подставили с деньгами, потом избили. Это была очень суровая школа менеджмента.

Со временем я осознал, что для успешного управления людьми надо завоевать авторитет и личный статус. Понял, что с людьми надо много общаться, независимо от моих личных предпочтений, войти в их мир: исследовать их интересы, потребности, желания.

Надо поощрять за результат, и наказывать тоже надо — но только за дело. Все эти премудрости я обрел к концу лета. И запомнил на всю жизнь».

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты