3 805

«Я помню все… о жизни других. И ничего о своей»

Кажется, у меня плохая память. Я с огромным трудом вспоминаю, что было вчера, и, если бы мне пришлось давать свидетельские показания, то без помощи «Фейсбука» мне не удалось бы ответить на вопрос: «Что вы делали в прошлую пятницу?» Я этого совершенно не помню.
Доктор, что со мной, или Вспомнить все

Все мои близкие знают, что одно и то же мне можно повторять годами, а я все равно не запомню, что обувь нужно ставить на полку, а не бросать в коридоре, или что не надо перебивать, а нужно дослушать. Только кажется, что это какое-то разгильдяйство, — просто я совсем не запоминаю, когда меня о таком просят.

Мне доводилось несколько раз проходить тесты памяти, не меньше пяти раз в разные года, и каждый раз оказывалось, что память у меня отличная, и кратковременная, и долгосрочная, и что я запоминаю тестовые картинки и словосочетания лучше, чем полагается среднестатистическому человеку. Ну, там 8 из 10. И, пожалуй, только это убеждает меня, что с моей памятью все-таки еще можно жить.

Зато я намертво запоминаю имена литературных героев и их создателей, и чем сложнее имена, чем «иностраннее», тем лучше. Например, Ланфранко Касетти или Пэлема Гренвилла Вудхауза — и еще добрую сотню. Вот как врезалось мне в память в детстве «…на стихи Рабиндраната Тагора», так и сейчас помню.

Еще я запоминаю мелкие подробности жизни друзей и зачем-то помню их спустя много лет. Лучше всего я помню именно те подробности, которыми им вообще не стоило делиться. Например, я отлично помню, как шесть лет назад подруга Ирочка рассказывала, как съездила на курорт, где у нее случился роман со страшно худым шведом, контакт с которым оставил на ее бедрах синяки.

За прошедшие шесть лет она вышла замуж, родила двух детей. И вот как-то недавно мы перемывали кости общей знакомой, которая вернулась из Турции со сломанной ногой и беременная. И тут Ирочка говорит: мол, вот у нее никогда не было никаких страстей на отдыхе.

– Как это, — говорю, — а помнишь того шведа?

– Какого шведа? — она морщит лоб, стараясь вспомнить.

– Ну, того, который тебе синяки вот здесь оставил.

Длинная и томительная пауза. Шведа запоминать мне не следовало.

Я вовсе не хочу всего этого помнить, но помню

15 лет назад другая подруга хотела развестись с мужем и даже выставила его на время из дома. Она взахлеб рассказывала мне, какую адскую порнуху он смотрит и какие специализированные журналы этого же направления покупает, как она в нем ошибалась и как он ей отвратителен. И рассказывала подробно и о порно, и о содержании журналов. Понятно, что я и сейчас все это помню в мельчайших деталях.

И теперь, когда она очень убедительно рассказывает мне, что они с мужем не разлей вода и всегда были близки и понимали друг друга, что сейчас большая редкость (как вы поняли, они тогда помирились), я предпочитаю уже не напоминать про тот «журнальный» период.

Одна солидная женщина-профессор много лет назад рассказала мне о своем первом мужчине-сриптизере и о том, с каким звуком она разбила каблуком стеклянный столик в номере, где они повстречались. Рассказала и сама забыла, конечно.

Я вовсе не хочу помнить, что у знакомой была анорексия, но она это от всех скрывает, не хочу помнить ласковые прозвища («поросеночек», «китеныш» и прочие), которыми называли друг друга мои финансовые партнеры (они однажды показали мне переписку). Не хочу вспоминать, с какой фразой подкатил вот к этой подруге бывший муж, что эта девушка не долечила грибок, а у этого мужчины был в школе тайный роман с учительницей. Не хочу, но помню.

Должен же быть способ удерживать в памяти стремительно бегущие дни. Это же и есть жизнь

Что же все-таки делать с тем, что я не помню свою обычную жизнь? Все эти вчера, позавчера, второе воскресенье декабря и все такое. Чтобы традиционно к 31 декабря подвести итоги года, приходится штудировать соцсети.

Так, «Фейсбук» сообщает, что в этом месяце мы закончили фильм, а потом была премьера. Так, а потом у меня две недели гостила сестра, а на этих фото поездка к морю, ага, теперь вспоминаю…

Меня это так обеспокоило, что даже захотелось обратиться с этим к психотерапевту.

– Доктор, что же делать? Я ничего не помню...

– Не волнуйтесь, Лена. Перед смертью вы все важное вспомните.

– Как это? — Ну, то, что вы не помните, значит, для вас и не важно. А важное в нужный момент всплывет.

Вот эти все мелочи, да еще и не из моей жизни, — это что, важное?

Неважное, зато мое, мне тоже нравится. Неважное я тоже хочу удержать, я же его проживаю каждый божий день. Все-таки где-то здесь ошибка. Должен же быть способ удерживать в памяти стремительно бегущие дни. Это же и есть жизнь. У вас какие идеи на этот счет?

Страницы Елены Погребижской в соцсетях: Facebook / Vkontakte

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Чтобы запомнить, нужно испытать сильное потрясение. Нужна новизна. Смотрите каждый раз новый фильм.
Psy like0
19 октября

Конференция, которая расскажет о будущем

Пойти со скидкой
новый номерСЕНТЯБРЬ 2018 №32149Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты