11 853
PSYCHOLOGIES №28

«К сорока годам я поняла, что живу не так»

«Я должен», «это моя обязанность» — как часто мы произносим эти фразы? И что происходит, если изо дня в день живем и принимаем решения из чувства долга, не прислушиваясь к своим желаниям? С этой проблемой на сеанс к психотерапевту Владимиру Дашевскому пришла 42-летняя Елена, финансист из Москвы.
«К сорока годам я поняла, что живу не так»

Елена: Я одна большая проблема: не умею любить, не могу расстаться с мужчиной, который мне неинтересен, стала жестокой, постоянно злюсь на ребенка, стесняюсь своего тела. Знаю, что в работе я хороший исполнитель, но постоянно сомневаюсь в профессиональных навыках.

Владимир Дашевский: Лена, давайте представим, что произошло чудо и вы изменились через час нашей работы. Какие изменения вы бы хотели получить? Любые!

— Хм… Допустим, что чудеса бывают. Я бы полюбила себя, перестала бояться мнения окружающих. Это касается и работы, и личной жизни.

— Итак, все это произошло. Что будете делать с этим завтра?

— Я попросила бы у начальника более сложных задач. Перестала бы считать, что недостойна мужчин, которые мне нравятся. Начала бы принимать их ухаживания. Пошла бы в бассейн, поехала отдыхать на море, где могла бы раздеться и не стесняться.

— Что из того, что вы назвали, кажется вам самым важным?

— Это очень сложно. Я дважды была замужем, дважды разведена. Мне хотелось бы устроить личную жизнь, но так как она у меня совершенно не устраивается, я полностью перекинулась на работу. И мне так проще. Наверное, все-таки работа.

— Хорошо, пусть будет работа. Правильно я понимаю, у вас есть конкретный начальник, к которому вы боитесь подойти и попросить новое направление? Опишите ситуацию чуть более подробно.

— Я боюсь услышать отказ. Думаю, что все места заняты. Еще страшно, что не справлюсь. Меня пугает провал. И еще новые задачи — это деньги. И об этом тоже неудобно просить.

— Может, вы и вправду недостойны?

— Я не могу сказать, что недостойна. Но стеснение есть. И я не знаю, с чем это связано. Я очень боюсь сделать что-то неправильно. И вижу, что другие могут пойти и потребовать. А я никогда в жизни не могу так сделать. Обещали, не заплатили, и я не решаюсь сказать: «Мы же договаривались». Хотя выполнила работу.

— А как начальник может узнать, что вы чем-то недовольны?

— Я перестаю открывать ему дверь, чтобы показать, что я злюсь.

— Вы начинаете играть в игру «догадайся, что в моей голове».

— Да. Я всегда себя так веду, придумываю тысячу ситуаций по разному поводу. Легче было бы, наверное, подойти, спросить, сказать. Но я не могу.

— Получается, вам важнее показать, что вы злитесь, чем получить деньги?

— Сказать об этом открыто я не в состоянии, боюсь потерять работу. А на мне ребенок и его образование.

«К сорока годам я поняла, что живу не так»

— То есть вы считаете, что вас уволят, если вы попросите адекватной оплаты за свой труд?

— Не то чтобы уволят…

— Лена, тупик!

— Я, например, тупика не вижу. Абсолютно никакого.

— Вы говорите: я злюсь оттого, что начальник не выполняет договоренностей. Я всячески демонстрирую ему свою обиду. При этом ничего конкретного не делаю, потому что боюсь потерять работу. Но этого не будет, потому что нужны более веские причины.

— Но я даже подойти к нему не могу…

— Это похоже на семейную игру. Один из партнеров чем-то недоволен и молчит, сидит и ждет, пока другой телепатическим образом поймет, где допустил ошибку, и признает вину. И все будет хорошо. И так годами.


— Что же делать?

— Я бы хотел предложить вам эксперимент. Как зовут вашего начальника? Можно дать условное имя.

— Пусть будет Максим.

— Представьте Максима: как он выглядит, как заходит в дверь, которую вы ему не открываете, потому что злитесь. Мысленно посадите его в это пустое кресло.

— Посадила.

— Теперь я предлагаю вам пообщаться с этой мыслеформой. Скажите ему все, что считаете нужным!

— Максим, можно зайти? Я бы хотела обсудить с вами вопрос, который меня сильно волнует. Помните о проекте, который я должна была вести? Он был для меня крайне важен. Я два месяца над ним работала и не ожидала, что у меня его заберут. С вашей стороны не было нареканий, и вы сказали, что мой труд будет оплачен, но, к сожалению, прошло два месяца, а работа так и не была оценена. Я надеюсь услышать причины и объяснения.

Когда мне не заплатили, у меня появились обида, гнев, ощущение несправедливости. Я начала искать, что сделала не так

— Вы хотите узнать причины или получить деньги?

— Я бы предпочла, чтобы мне заплатили за выполненную работу.

— Теперь посмотрите в окно, солнце по-прежнему светит. А вы только что озвучили то, чего хотите. Вы сделали то, чего никогда не делали.

— А внутри даже сейчас все сжалось.

— Пожалуйста, продолжайте. Расскажите, что вы чувствуете, когда договоренности не выполняются.

— Когда мне не заплатили, у меня появилась обида. Даже гнев, ощущение несправедливости. Я начала копаться в себе, искать, что сделала не так. Меня изнутри распирает. Мне от этого плохо физически. Я не могу спать, думаю об этом. А после того, как сказала, еще и стыдно стало.

— Итак, гнев, обида и стыд. Хорошо, вставайте с этого кресла, «стряхните» с себя Лену с ее тяжелым грузом. Сейчас вы сядете в другое кресло и станете Максимом, к которому пришла Лена и попросила об адекватной оплате труда... Вы видите, как она стоит и волнуется перед вами. Ответьте, пожалуйста, Лене.

— Слушай, ну прошло столько времени, а ты только об этом вспомнила. В принципе, работа выполнена хорошо. Нареканий у меня не было. Но решение зависит не только от меня. На это нужно время.

«К сорока годам я поняла, что живу не так»

— Вставайте, сбрасывайте Максима. Возвращайтесь в свое кресло. Лена, вы только что попросили, чтобы ваш труд был оплачен, Максим опешил! Он не предполагал, что об этом зайдет речь. Если бы он получил эту информацию раньше, было бы легче что-то сделать по горячим следам. Однако он взял паузу и обещал подумать. Что вы теперь чувствуете?

— Облегчение, что все закончилось. Удовлетворенности нет, ведь вопрос остался открытым. Но, по крайней мере, я больше не ношу это в себе.

— В этом и заключается смысл нашей работы. Вы сделали лишь одно действие: выпустили гнев, высказали его в корректной форме. И ничего страшного не произошло. В игре мяч теперь на другой стороне.

— И как теперь этим пользоваться?

— У вас пять минут назад появился новый опыт. Вы в безопасных условиях отрепетировали речь, которую можете сказать начальнику. Делать это или нет — ваш выбор. И он существует в каждый момент времени, с кем бы вы ни общались.

— Но это все абстрактно. А в жизни я должна ребенку, родителям. Точнее, это мои обязанности.

— Да, у нас есть обязанности. Иногда они бывают обременительными. Но они становятся менее обременительными, если мы сами выбираем то, что делаем. У каждого есть свобода. Если вы выбираете заботу о ребенке, это перестает быть обременительным. Эта обязанность становится вашим осознанным выбором, который вы делаете каждый день.

— Но ведь ты можешь выбрать одно, а другое никуда не уйдет, будет преследовать.

— В этом и есть ваш выбор: жить из страха или по любви. Если вы не должны, а выбираете заботиться о дочке, это про любовь.

— Тогда вопрос, что такое любовь?

— У меня есть ответ. Точнее, не у меня, а у Фромма. Это забота, ответственность, уважение и знание.

— А я всегда считала, что это внутреннее ощущение, порыв, весна. Но я даже к своему ребенку этого не чувствую… А из того, что вы сказали, следует, что любить — это все-таки глагол действия.

— Так и есть. То же самое относится к вашему запросу «полюбить себя». Это не значит каждый день покупать эклеры, а значит следовать велению сердца. Если мы не слышим своего сердца, возникает внутренний конфликт, который проявляется и в лишнем весе, и в проблемах на работе и в семье. Любить себя — это как если бы вы были заинтересованы в себе, как в другом человеке, которого любите.

— Это непросто. Даже очень тяжело.

— Но возможно. И вам это по силам, как мы только что выяснили. Любовь к себе может проявляться и в разговоре с начальником. Это не про деньги. Это про себя.

— Я обязательно поговорю с Максимом на следующей неделе. Хочу, чтобы все завершилось.

— Замечательно!

Постскриптум

Владимир Дашевский: Лена — перфекционист. Все должно быть правильно. Она не уверена в себе, недовольна телом, взаимоотношениями с мужчинами, работой. Жизнь — тяжелая обязанность. Она должна всем: работодателям, родителям, ребенку. На себя ни сил, ни времени не остается. Внутреннее напряжение достигло максимума. Я использовал психодраматические методы, чтобы смоделировать разговор с начальником, по отношению к которому она испытывает сильный страх.

Елена (через две недели): Того времени, что было у нас на разговор, вряд ли бы хватило, чтобы избавиться от всех моих проблем. Но Владимир все же помог осознать одну важную вещь. Чтобы быть в гармонии с собой и окружающим миром, нужно постоянно действовать, не оглядываясь по сторонам. Один такой шаг я уже сделала: поговорила с руководителем, и меня материально поощрили.

Как попасть на первую бесплатную консультацию? 

Психотерапевт Владимир Дашевский каждый месяц проводит бесплатную консультацию с одним из наших читателей. Если вы давно хотели разобраться в себе, просто заполните заявку на участие в спецпроекте журнала Psychologies. Вы убедитесь, что даже за один сеанс работы со специалистом можно лучше осознать причины проблем и начать путь к освобождению.

Текст: Владимир Дашевский,  Валентина Кузнецова 
Источник фотографий: Алексей Неретин
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Elena   
    6 недель назад

А у Елены всё не так плохо - есть ребёнок, есть работа. У меня вот сороковник маячит на носу, а ни детей, ни нормальной работы. Застряла где-то в возрасте 20-25 лет и не заметила, как время пролетело. То есть вообще всё как-то не так себе представляла. По всем фронтам "это фиаско, братан". Хотя, когда кому-то хуже, чем тебе - сомнительное утешение, но хочу сказать Елене, что у неё многое "так". А то, что не так, можно отредактировать ))
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты