текст: Полина Архипова 

«Кто здесь?», или Почему я люблю синдром самозванца

Про синдром самозванца написана уйма статей, статеек, постов и постиков. Есть даже специальные курсы, на котором вчерашние жертвы этого синдрома учат других «самозванцев» верить в себя. Восхищаюсь этими людьми, серьезно. Но на курсы их не пойду. Сейчас расскажу почему.
 «Кто здесь?», или почему я люблю синдром самозванца

Небольшое вступление для тех, кто каким-то загадочным образом умудрился ни разу не слышать этого термина или не узнать, что он обозначает. Синдром самозванца – психологическое явление, при котором человек считает себя недостойным своих заслуг. Звучит скучно и даже уныло. Объясню на примере.

Представьте, что вы на досуге пишете картины. И вот как-то вечером вы закрасили холст абстрактным (или конкретным) набором линий, мазков, растушевок и страшно подумать чего еще. И поставили пылиться в угол. Потому что вы же не профессиональный художник, ну что еще с этой картиной делать?

Ну, сфоткали на телефон и запостили в Instagram – не все же селфи с ракурса ¾ выкладывать, правда? А потом эту вашу маленькую замыленную фотографию увидел кто-нибудь, кто разбирается в искусстве. Или даже так – в Искусстве, с большой буквы. Кто-нибудь, кто постоянно вращается в среде профессиональных художников, имена которых знает весь мир или хотя бы вся соответствующая культурная прослойка.

И вот он увидел вашу картину и сказал: «Это очень круто и необычно. А еще есть?»

Когда нам страшно, это значит, что происходит что-то действительно важное

И вот вы показали еще, еще и еще. И вот ваши картины висят в какой-нибудь модной галерее, а люди со снобскими взглядами ходят и восхищаются вашим творчеством. А вы сидите в уголке и думаете: «Что происходит? Как это вообще возможно? Они что, не видят, что я рисую как курица лапой? А, понятно, это они просто еще не знают, что у меня нет художественного образования. Вот узнают и сразу скажут, чтобы я шел вон из приличного общества. Потому что я не художник – я менеджер по маркетингу (или учитель, или дворник, или гардеробщик, или программист)».

И даже если ваши картины разойдутся за миллионы долларов по коллекциям ценителей искусства, это чувство вас не покинет. Вы так и будете думать, что ваш успех – какая-то странная ошибка, которая вот-вот раскроется.

Печальная перспектива? Нет. Это отличная перспектива. Да, я скоро доберусь до сути и объясню, почему.

 «Кто здесь?», или почему я люблю синдром самозванца

Многие «самозванцы» жалуются на то, что этот страшный синдром мешает им реализовывать свои идеи. Я и сама до недавнего времени от этого страдала. Мол, зачем что-то начинать, если я не суперпрофессионал? И если вокруг так много людей, которые уже делают что-то похожее, и делают это очень хорошо? Ничего у меня не получится, а если и получится, то все сразу вспомнят, что я самозванец, и выгонят.

Страшно? Да. И это тоже хорошо. Когда нам страшно, это значит, что происходит что-то действительно важное. Из-за ерунды страх не возникает. Вопрос только в том, что мы с этим страхом делаем – позволяем ему нас затормозить и остаемся там же, где были раньше, либо идем вперед, несмотря на подгибающиеся коленки и колотящееся сердце.

Скажу банальнейшую вещь: жизнь – это постоянное развитие. Где нет развития – там нет жизни. Стагнация – синоним смерти. Синдром самозванца помогает мне этой стагнации избежать. Да, мне всегда кажется, что мои навыки (да и я сама) недостаточно хороши. Но это меня не останавливает – меня это мотивирует.

Всегда можно научиться чему-то еще и «проапгрейдить» себя до новой, улучшенной версии

Я все время ищу способы стать лучше и компетентнее. Я как безумный комар, который питается не кровью, а знаниями и опытом. Я обожаю людей, у которых можно чему-то научиться. И не только в моей профессиональной области, а в любой, которая мне хоть сколько-нибудь интересна, будь то рисование, велогонки, шитье кукол (до которого я пока еще не добралась, но доберусь обязательно), столярное дело или подготовка к триатлону.

Мне иногда кажется, что синдром самозванца запустил во мне вечный двигатель, который жужжит 24 часа в сутки на мотив «еще не все и никогда не будет «все». Наверное, я так и не стану достаточно хорошей для самой себя. Но не потому, что я «плохая», а потому что всегда можно научиться чему-то еще и «проапгрейдить» себя до новой, улучшенной версии.

Я думаю, если бы ко мне пришло чувство «вот он, успех, теперь можно выдохнуть», на этом моменте мой внутренний вечный двигатель бы просто «закончился». И я вместе с ним. Потому что если тебе нечего больше узнавать или, что намного хуже, тебе больше не хочется ничего узнавать, то ты мало чем отличаешься от табуретки.

Чувство «недостаточной хорошести» помогает мне видеть свои ошибки. Может, я зацикливаюсь на них больше, чем другие люди. Намного больше. Но я и прорабатываю их по полной программе, так, чтобы в будущем их не повторять. По крайней мере, стараюсь это делать.

Получалось бы это у меня, будь я уверена в своих навыках и способностях? Возможно. Но маловероятно.

 «Кто здесь?», или почему я люблю синдром самозванца

Конечно, для самых темных дней, посвященных сомнениям в себе, у меня припасены всякие милые лайфхаки вроде списка достижений и списка лестных отзывов от компетентных людей. И знаете, это правда работает. А еще это иногда смешно.

Среди отзывов у меня есть воспоминание о школьной учительнице французского языка. Она поставила мне двойку за сочинение и объяснила это тем, что таким сложным и при этом грамотным языком не написала бы даже она – учитель французского языка в частной школе, – так что уж говорить обо мне, ученице седьмого класса.

А я просто две недели интенсивно занималась французским с бабушкой, которая знала его намного лучше нашей школьной «француженки». За двойку было обидно, но над объяснением мы с бабушкой смеялись до слез. Спасибо, бабуля.

Важно только то, что вы делаете. И то, что вы вообще что-то делаете. Потому что большинство людей не делает ничего

Можно ли побороть синдром самозванца? Наверное, да. Но мне кажется, что лучше его приручить и использовать себе во благо. И это не так сложно, как кажется. Главное – не зацикливаться на своем страхе и просто идти вперед и делать что-то. Не будучи уверенным в себе. И даже если что-то не получится, то получится что-то другое. Или получится с десятого или пятидесятого раза. Или вы найдете для себя что-то новое. В любом случае – что-то будет. То самое развитие, например.

Не так важно, как вы себя оцениваете. И совершенно неважно, как вас оценивают те, кто вас не поддерживает. Важно только то, что вы делаете. И то, что вы вообще что-то делаете. Потому что большинство людей не делает ничего. Fortis fortuna adiuvat1. Это факт.

1 Fortis fortuna adiuvat – «Храбрым судьба помогает», латинская поговорка
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • Олег   
    1 неделю назад

Пример про мазню вместо живописи, как ни странно, удачен... Только синдром надо называть не "синдромом самозванца", а - синдромом дилетанта. И даже если мазню выставили в галерее - она от этого живописью не становится. Представляю насколько нам понравится, если подобный "художник" будет оперировать нас, возомнив себя хирургом. И существование вышеуказанного "синдрома" говорит о том, Что масса людей не переваривает, то, чем они занимаются, что они не могут реализоваться в своей специальности и о том, что дилетанты они не в том, чем планируют заняться, а в том, что им изначально не далось... И для этого есть масса предпосылок - начиная с некудышного образования, заканчивая отсутствием целеустремленности ... И не надо иллюзий, чтобы "мазню" признали современным искусством надо иметь оч. серьезное художественное образование и быть вхожим в соответствующую тусовку. Удачи.
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты