4 505
PSYCHOLOGIES №34

«Моя личность не зависит от внешности и большого веса»

42-летний Тимофей Трефилов при росте 175 см весит 150 кг.  И нисколько этого не стесняется. Наоборот: недавно бурное обсуждение в соцсетях вызвала размещенная им пляжная фотосессия, где Тимофей предстает в разных «дамских» позах в полосатом ретро-купальнике, подчеркивающем его крупные формы. Он с легкостью относится к своему нелегкому телу.
«Моя личность не зависит от внешности и большого веса»

Честно говоря, я не ожидал такого резонанса. «Это самый красивый мужчина!», «Потрясающая грация!» — писали в комментариях. А мы с фотографом просто хотели «потроллить» женщин на тему их фотографий из отпуска и восторга, которым заполонен Instagram и Facebook. Причем хотели сделать это, не прибегая к женским купальникам, одежде и аксессуарам.

Мы и назвали эту фотосессию «Ты зря провела лето, если у тебя нет таких фоточек». А в результате она превратилась в промо меня самого и «моей смелости».

Я эту идею вынашивал 5 лет. И когда в середине смены в лагере «Орленок», где я работаю каждое лето, мой коллега-фотограф Виктор Водолазький, который там тоже преподавал, предложил меня поснимать, вспомнил о своей задумке. Я нарисовал эскиз купальника, вдохновившись старинными открытками. И рисунок на ткани тоже сам придумал. Благодаря сеточке внутри купальник делает меня стройнее. Потом мы его еще использовали во второй, подводной сессии.

Мне говорили: «И как ты не боишься показаться в таком виде?» Если я не стесняюсь выходить на пляж в плавках, то почему должен стесняться показаться в купальнике и публиковать фотосессию? Сейчас я немного великоват (150 кг при росте 175 см) — бывало и поменьше. Однажды сбросил 30 от 160 кг. Это не много — примерно как для человека весом 70 скинуть 3-4 кг. Я начал худеть из-за девушки, в которую тогда был влюблен: она сказала, что я слишком большой. И я понял, что вообще-то она права, и решил сбавить вес.

Ничего специально не делал, просто отказался от быстрых углеводов, макарон и картошки и постоянно ходил. Все, что помогало мне двигаться автоматически, стало табу. Только лестница и ноги. Даже по эскалатору в метро я шел. За первый месяц потерял 15 кг. Обычно сначала уходит лишняя жидкость, ее много при таком весе. Я не консультировался у врачей. Считал, что тело само мне подскажет, что и когда делать.

Сам я не считал, что, похудев, перестану быть собой. Моя личность не зависит от внешних параметров

С той девушкой мы расстались через пару месяцев — по какой-то другой причине. А я вошел во вкус и продолжал сбрасывать. Уже ради себя самого. Мне нравился процесс. Я приходил в гости, отказывался от какой-то еды, меня уговаривали, а я все равно отказывался, и мне это напоминало игру. Мне было легче в таком весе, да и хотелось довести процесс до какой-то логической точки.

А потом я забуксовал в районе 130, туда-сюда гуляли два килограмма. И друзья сказали «хватит, а то потеряешь индивидуальность». Но сам я не считал, что, похудев, перестану быть собой. Моя личность не зависит от внешних параметров. Просто мне перестал быть интересен процесс. Со мной так бывает: я не гонюсь за результатом, важно получать удовольствие в процессе.

У меня есть собственное ощущение себя. Внутренне я меньших габаритов. Так было всегда, начиная с подросткового возраста. Я ощущал себя менее полным, чем был на самом деле. Возможно, поэтому всегда был готов на такие вещи, которых от меня не ждут, — например, перемахнуть через забор.

Я очень ленив, и, если надо сделать крюк в несколько сот метров, мне проще перелезть. И часто обескураживаю прохожих, когда легко взбираюсь на забор. Могу быстро, но недолго бежать. Если медленно, выдержу дольше — я выносливый. Я довольно пластичен, люблю народные, веселые танцы, где можно попрыгать.

«Моя личность не зависит от внешности и большого веса»

Никогда не говорю о себе «толстый», тем более «жирный». Это оскорбление, по-моему. Я говорю «плотный», потому что не все, что кажется жиром, — жир. На самом деле у меня хорошо развита мышечная масса.

И многие, даже специалисты — спортсмены, врачи — дают мне на вид килограммов на 30 меньше. Даже когда я занимался боксом в школьные годы, не похудел. В армию как ушел, так через полтора года и вернулся с весом 104 кг, при том что физическая нагрузка там была большая.

Сколько себя помню, всегда был плотнее, чем другие. Меня довольно рано отдали в ясли и детский сад — бабушки и дедушки работали. И моя полнота иногда становилась камнем преткновения во взаимоотношениях с другими детьми. Особенно в старшей группе. Меня иногда обзывали, что скорее раздражало, чем обижало. Это продолжилось и в школе, где полным был не я один, хоть и был и самым крупным.

Но, как ни странно, я никогда особенно не переживал из-за этого. Я не из тех, кто плачет в уголке, а из тех, кто догоняет. Когда не успевал догнать — кидал в обидчиков цветочными горшками. Мама помнит немало таких историй.

Долго не мог подобрать сноуборд, который бы меня выдержал. Но когда нашел — немедленно научился кататься

Мне повезло: родители никогда меня не упрекали за вес, не заостряли на этом внимания, не ограничивали. Вот от сестры всегда прятали конфеты, она их самоотверженно искала и находила. А я был равнодушен к сладкому.

Родители меня поддерживали во многом. Я в детстве все заляпывал пластилином — пол, стены, особенно доставалось ковру. И мать с отцом решили направить мое увлечение в полезное русло — отправили сначала в изостудию, потом в художественную школу и училище.

Отучился на мультипликатора. И после армии родители дали мне возможность закончить коммерческий вуз.

Сейчас я художник-постановщик, строю декорации на съемочных площадках, поэтому хорошо рассчитываю конструкции — пока не ошибался. А для себя долго не мог подобрать сноуборд, который бы меня выдержал. Но когда нашел — немедленно научился кататься.

«Моя личность не зависит от внешности и большого веса»

Пожалуй, мое единственное ограничение в том, что я не везде могу пролезть, не в каждую щель или дыру. Но однажды мы с коллегами были на фестивале в Угличе. И проходя мимо детской площадки, я увидел горку в виде трубы, как в аквапарке. И подумал: влезу я туда или нет? Мы поспорили, что пролезу и не застряну. И ночью пошли проверять. Я выиграл.

Я бываю неповоротливым, но не замечаю, когда задеваю что-то неодушевленное. И очень переживаю, если толкаю кого-то живого. Есть люди, которые движутся в толпе жестко, не меняя траекторию, разрезая, как ледокол, народ. При встрече с такими я удивляюсь: вот они идут напролом, сейчас врежутся в меня. Это будет очень больно — не мне, а им. И я отклоняюсь, чтобы не навредить им, смягчить удар. Но в меня можно безбоязненно при желании упасть — я мягкий.

В ноябре на съемках фильма в Архангельской области Алисе Гребенщиковой нужно было пробежать по обледенелому подвесному мосту, она отказывалась это делать, если меня не было рядом. Ей было спокойнее, когда я ее ловил. Ловить других я научился на турслетах — натренировался на детях, которые все время норовят куда-нибудь упасть или пролететь.

«Моя личность не зависит от внешности и большого веса»

Моя профессия связана с построением пространства, я вижу его и себя в нем. Для меня это ощущение себя в пространстве много значит. Когда я надеваю рюкзаки, объемную одежду, прямо чувствую, как увеличиваюсь в габаритах, примериваюсь, как зайду в вагон метро или пройду в двери, не застряну ли, как Винни-Пух.

Мне близок этот мультяшный герой — именно наш, озвученный Леоновым. Он экспериментатор, из любой ситуации находит выход. Он оптимистичный философ. Винни-Пух относился к себе с иронией, мне это импонирует.

Удивляюсь, когда кто-то всерьез стесняется выйти на пляж, если у него пара лишних килограммов. Людям вокруг по большей части наплевать на других. Особенно в загорающей толпе: там каждый занят собой и своими делами.

У каждого из нас есть свой забор. Просто надо позволять себе через него прыгать

Им нет дела до тебя и твоих килограммов до тех пор, пока ты не входишь в их зону комфорта — например, случайно насыплешь песок, проходя мимо. И тогда можно получить от них что-то едкое. Но так же «прилетит» и худому за худобу или плохо видящему очкарику.

Сейчас я понимаю, что очень многое зависит от близких. Если от них исходит негатив — неважно, будет ли он по поводу тела или чего-то другого, то он заставит заниматься самокопанием, мы начнем искать и непременно найдем что-то.

Иногда это полезно, но закапывать себя точно не надо. Зачем париться? У каждого из нас есть свой забор. Просто надо позволять себе через него прыгать, даже если нам или кому-то кажется, что мы не подходим по каким-то параметрам.

Текст: Ольга Кочеткова-Корелова 
Источник фотографий: Виктор Водолазький
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
ВИДЕО

В каком мире мы будем жить через 5 лет?

Смотреть
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты