текст: Мария Скуратова 
PSYCHOLOGIES №11

Наладить диалог с подростками

Наш журналист, мать троих сыновей, постоянно вступала в конфликты с двумя младшими. Они с мужем решили освоить современные методы воспитания, чтобы общаться с детьми, не срываясь на крик. Удался ли этот опыт?
Наладить диалог с подростками

С нашим старшим сыном, которому уже двадцать, мы проблем не знали. Может, мы образцовые родители и наших детей подростковые бури обходят стороной? Но на втором сыне, Антоне, природа взяла свое. А мы были не очень готовы к неуправляемости и агрессии, которую он стал проявлять в свои 14 лет.

Знакомые посоветовали нам Родительский клуб, где мы смогли пообщаться с такими же растерянными взрослыми. После трех визитов нам показалось, что мы выработали новую методику и она дает плоды.

Никакие приемы не подействовали бы без любви, творческого подхода и упорства

Несколько месяцев мы наслаждались, а потом стало понятно, что нам не хватает твердости. Входим в положение ребенка, развиваем «активное слушание» – поначалу дети это замечают, делают шаги навстречу, а потом начинают воспринимать нашу мягкость как вседозволенность. Отношения снова накалились, и только осознание того, что воспитание предполагает обязательства с обеих сторон, сдвинуло их с мертвой точки.

Нам помогли книги по позитивной дисциплине. Позитивная дисциплина – не «решение под ключ». Есть несколько приемов, которые взрослый может использовать в зависимости от характера подростка и ситуации. И никакие приемы не подействовали бы без любви, творческого подхода и упорства.

Грубость

Антон вернулся домой в мрачном настроении, барабанил в дверь. За ужином вел себя отвратительно, грубил братьям. В конце концов я потеряла самообладание и велела ему выйти из-за стола.

Но утро вечера мудренее, и я поняла, что его агрессивность не связана с нами: нужно выяснить, что стоит за таким поведением. Я попросила его назавтра вернуться домой к пяти, и мы в спокойной обстановке в это «специально выбранное время» смогли поговорить о том, что происходит у него в школе.

Оказывается, уже несколько месяцев у Антона конфликт с учительницей. В ходе разговора ему удалось обозначить словами свои эмоции («обучение социально-эмоциональным навыкам»). Мы вместе выработали план действий, чтобы наладить контакт с преподавателем.

Беспорядок

В отчаянии от свинарника, который Антон развел у себя в комнате, я крикнула, что сейчас выброшу его вещи в помойку. Это было ошибкой. Он изо всех сил упирался, мешая мне войти. Но я уже не могла так просто отступить. В результате я все-таки открыла дверь, и он швырнул мне в лицо что-то из одежды. Я дала ему пощечину. Силовое противостояние ничего не дало: я в слезах, он замкнулся в себе.

Я решила взять паузу. Через час сын сам пришел извиняться. Я приняла объяснение как подарок и остановилась на этом. Но это тоже было ошибкой: сама по себе пауза, без других этапов («обсуждение + поиск решения + контроль»), не позволяет продвигаться вперед. Надо было договориться, что такое порядок в комнате и какое решение будет приемлемым – например, убирать комнату раз в неделю. Совместная работа над проблемой будет успешной, только если даст ребенку возможность обучения.

Наладить диалог с подростками

Учеба

ОГЭ уже на носу, а Антон занимается очень мало. В ответ на мои упреки слышу только: «Отстань, мама… Все нормально… Я все успею». У сына конфликт мотиваций: он не в состоянии совместить немедленное удовлетворение и среднесрочную цель.

Я предлагаю ему все обсудить: «Я знаю, что тебе хочется сдать экзамены, и понимаю, что ты хочешь развлекаться («эмпатия»), но я беспокоюсь, успеешь ли ты повторить материал («Я-сообщение»). Как ты можешь совместить то и другое так, чтобы работа была сделана («напоминание об ответственности»)?» Сын обещает, что будет заниматься 4 часа в день, а в перерывах оставляет себе возможность кататься на скейте и сидеть за компьютером. Я ему доверяю: ведь он лучше, чем я, знает, что для него полезно, разве нет?

Дни проходят, и становится очевидно: время от времени необходимо призывать его к порядку. Доверие не освобождает от контроля.

Распорядок дня

Мы договорились о времени пользования планшетом (полтора часа трижды в будни и два часа по выходным) и, в случае невыполнения, о «логическом следствии» (конфискация планшета). Этот метод работал, но в начале лета дал осечку.

Видя, что Олег, которому скоро 12, никак не отлипнет от экрана, я вырвала планшет у него из рук. В ответ он меня толкнул. Возможно, я была недостаточно терпелива и тоже проявила насилие. Но главной ошибкой было то, что мы забыли оговорить правила на каникулы. Ведь они – сами по себе долгожданное нарушение правил.

Главное – сократить пропасть между нашими ожиданиями и реальностью его возраста

Сообщив ему, что он не должен распускать руки и что ему следует найти другой способ выражать свои эмоции, далее я выполнила правило «признать – помириться – найти решение». Я извинилась (признала свою ошибку), спросила, во что он играет («примирение»), и предложила вместе составить новый договор.

Удивленный моим неожиданным интересом, он показал, какие постройки создает в своем «Майнкрафте» (я смогла увидеть сына как творческую личность, а не как апатичного «компьютерного фаната»), и подсказал, как мне закачивать музыку в телефон.

Наши родительские итоги

Все эти приемы помогли нам поддерживать связь с детьми на основе поощрения и сотрудничества. Они также повлияли на наши отношения со старшим сыном, Павлом. Стало понятно, например, что его бесконфликтность не так уж идеальна и в ней есть ростки определенного конформизма. Теперь же он увидел, что правила не заданы раз и навсегда, а прозрачны и трансформируемы, причем так, чтобы при этом соблюдался баланс между интересами разных людей.

Конечно, все не может стать идеально раз и навсегда. Нам до сих пор бывает трудно найти верную дистанцию в общении. Но все же главное мы поняли: присутствовать, не пытаясь немедленно помочь, мотивировать, не давая указаний, понимать потребности нашего ребенка, прислушиваясь к нашим собственным, сократить пропасть между нашими ожиданиями и реальностью его возраста.

«Главная роль родителей – стать для подростка спарринг-партнерами по взрослению»

Петр Дмитриевский, семейный психотерапевт

В России детские психологи проводят семинары и пишут книги скорее для авторитарных родителей. Такие родители не ходят на консультации и не покупают книжки по воспитанию. Ходят и покупают те, кто старается растить детей с любовью.

В результате интеллигентные, мыслящие родители, которым нужно укрепить свой авторитет, проявить необходимую власть, получают новую порцию информации о том, как им войти в положение сына или дочери, лучше «понять и простить». В позитивной дисциплине теплая, «сердечная» часть сбалансирована с требованиями и границами, в которых подросток также сильно нуждается. Помимо учета потребностей ребенка здесь идет речь и о заключении договора, и о контроле за его выполнением, и об ответственности сторон.

Однако навстречу даже понимающим и психологически грамотным родителям некоторые подростки не идут. Им для обретения здравомыслия иногда необходимы более крепкие «спарринг-партнеры», чем их собственные родители, прежде всего – профессиональные психологи.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты