текст: Антон Солдатов 
PSYCHOLOGIES №21

Может ли новая работа изменить жизнь?

Три наших героя однажды приняли для себя серьезное решение поменять работу. Как они поняли, что пришла пора пойти другой дорогой, и что из этого получилось?
Может ли новая работа изменить жизнь?

Отпуск подзарядил наши душевные «аккумуляторы», но эффект быстро прошел: новые духи коллеги вызывают головную боль, хочется отправить в спам все письма из почты и сбежать с очередного совещания в чью-то яркую жизнь, которая мелькает в ленте Instagram...

Возможно, когда-то вы выбрали эту работу, чтобы утереть нос школьной учительнице, которая считала вас посредственностью, или бросить вызов родителям в отместку за то, что они не верили в вас. Или для того, чтобы выжить, обезопасить себя и свою семью. В прошлом эти смыслы придавали сил, но теперь они отслужили свое. Похоже, пора двигаться дальше.

Но как понять, что момент назрел? И главное – как отличить собственные мысли и потребности от тех, что навязало нам окружение?

Глупо менять офисный кабинет на студию видеоблогера, если нами движет только желание попасть в струю. Чтобы найти смысл, требуется нечто большее, чем жажда перемен.

«Иногда мы пропускаем значимый момент, пока не пройдут дни, месяцы или даже годы, и тогда внезапно что-то, что казалось незначительным, становится поворотным, – говорит коуч Алекс Паттакос. – Иногда это совокупный смысл многих моментов, которые привлекли наш мысленный взор. Как будто мы вместе шьем лоскутное одеяло из моментов жизни, которые по отдельности прошли мимо нас незамеченными».

Мы можем осознать, что не хотим жить по чужим правилам, как Ксения Рясова; или желаем делать только то, что придает жизни остроту, как Лев Шагинян; или мечтаем видеть, что наши усилия не тратятся впустую, как Елена Симанович.

Но перемены принесут радость, только если питаются нашими собственными чувствами и ценностями.

Может ли новая работа изменить жизнь?

«Я задумалась: почему продаю жизнь так дорого?»

Елена Симанович, 32 года, координатор работы в волонтерском проекте «Полдень»

В отношении работы у меня была мечта. Мне хотелось иметь визитку, на которой будет надпись «Человек, который решает проблемы». Меня вдохновляли сложные задачи, мне нравилось все организовывать, помогать другим.

В старшей школе мама уговорила меня поступать на экономфак. Я решила, что моя дорога – в консалтинг. Ты важный человек, приходишь в крупные фирмы и налаживаешь им все. Пару лет я проработала простым экономистом, еще пять – проектным менеджером.

Карьера шла в гору, но потом в моей жизни произошли события, которые заставили задуматься над смыслом того, что я делаю. Сначала от онкологии умерла моя мама, потом у отца случился инсульт. Я хорошо помню, как спросила себя: почему я продаю жизнь так дорого? Девять часов моего времени, которые я могла бы посвятить чему-то значимому, я просто заставляю людей выполнять их обязанности.

Я поняла, что не хочу заниматься этим изо дня в день, и начала искать работу со смыслом. Через друзей, связанных с благотворительностью, я оказалась в проекте, где работаю сейчас.

Это был прыжок в холодную воду: мне пришлось много заниматься с трудными детьми и подростками, учиться быть деликатнее, думать не только о результате, но и о том, чтобы не задеть чужие чувства. Но сейчас я уверена, что обратно уже не вернусь. И да, на моей визитке теперь написано: «Человек, который решает проблемы».

Может ли новая работа изменить жизнь?

«Я дала себе слово не работать с теми, кто унижает других»

Ксения Рясова, 48 лет, президент компании Finn Flare

Я человек самостоятельный. С самого детства. Я рано все продумала: как пойду учиться, вступлю в партию, чтобы сделать хорошую, быструю карьеру. Так все и шло.

В 19 лет я вышла замуж за дипломата, и мы уехали во Вьетнам. Два месяца работала в российском консульстве. Генконсул оказался самодуром, никого вокруг не уважал. В тот момент я дала себе слово: лучше буду хлеб есть и пить воду, но начну работать на себя. И никогда не стану такой, как генконсул.

Мы же полжизни проводим на работе, зачем превращать ее в тюрьму? В бизнесе, если ты рассчитываешь на долгое плавание, должны быть комфортные отношения. Это даже удобно: там, где у людей есть общие интересы и ценности, нет чехарды.

У меня получилось создать коллектив, в котором людям хорошо. Многих я знаю по 10 лет. И в каждом случае это как отношения с мужчиной: мы остаемся вместе, только если понимаем, что нам по пути.

Однажды я взяла нового коммерческого директора, женщину. Иду вечером и слышу, как она кричит на кого-то из сотрудников матом, требуя беспрекословного повиновения. Я зашла, остановила ее: «Спасибо, вы у нас испытательный срок не прошли».

Когда руководитель говорит: «Так, чтобы по звонку пулей был в моем кабинете», – это как дрессировать обезьянку в цирке. Но люди не животные.

Отношения могут и не быть теплыми, но уважения достоин каждый.

Может ли новая работа изменить жизнь?

«Перед камерой я чувствую себя по-настоящему живым»

Лев Шагинян, 29 лет, телеведущий

Я пробовал себя в разных ролях, профессиях. И пиарщиком был, и маркетологом, и мероприятия организовывал. Все это приносило деньги, и даже неплохие.

Но пару лет назад я сел и подумал: а что у меня хорошо получается? И понял – быть ведущим. Перед камерой я чувствую себя по-настоящему живым. Из головы уходят все проблемы, тревоги, печали.

Сначала я вел передачу про видеоигры, потому что всю жизнь их любил. Потом мне пришлось в экстренном порядке, за три-четыре месяца, вы­учиться на новостного ведущего. Я очень благодарен педагогам, которые готовили меня.

Помню свой первый эфир в качестве новостника. Он выпал на день, когда Великобритания решила выйти из Евросоюза: на меня посыпались политологи, юристы, в ухе что-то кричал режиссер. Сложно описать это состояние – эйфория, волнение, страх, все вперемешку. Это было как секс, только лучше! Я понял: ради такого и хочется жить.

Потом были выборы, теракты, разговоры с президентами. В прошлом году канал перешел на закадровое вещание, и мне пришлось уходить.

Через некоторое время с новыми коллегами возникла идея – сделать передачу о мемах. На тот момент она нам показалась несамостоятельной, нуждалась в хорошей оправе и превратилась в новый интернет-проект.

Если бы полгода назад кто-то мне сказал, что я буду рассказывать про мемы на YouTube, я бы не поверил. Но сейчас мне нравится, и это главное.

Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты