1 104
PSYCHOLOGIES №32

Они признали свое поражение

Мы знаем: не ошибается тот, кто ничего не делает, и… все равно боимся оступиться. И может быть, зря! Ведь разрешая себе быть небезупречными, мы шире смотрим на мир и открываем в нем новые возможности.
Они признали свое поражение

Совсем не трудно заметить недостатки другого, немного трудней сказать ему: «Ты не прав!», но для того, чтобы то же самое сказать о себе, требуется не только честность, но и мужество. Тем более — для того, чтобы сделать такое заявление публично, как наши герои. Они рассказывают, как потерпели крушение в таких жизненно важных областях, как семья, бизнес, дружба.

Зачем? Чтобы подтвердить: пережить падение непросто, но если проанализировать его причины и сделать выводы, тогда можно начать заново — и даже обнаружить новые возможности. И еще для того, чтобы страх, который так хорошо отражен в нашем языке: «наломать дров», «сгореть со стыда» и «умереть от смущения», — не замораживал нас, мешая думать и принимать решения.

«Мы относимся к неудачам практически так же, как и к смерти: понимаем, что рано или поздно это произойдет с каждым, но не знаем, как и когда, — такое наблюдение сделала американская писательница, популяризатор науки Кэтрин Шульц, которая исследует отношение общества к ошибкам и страхи, связанные с ними. — В нашем сознании укоренилось ложное представление о том, что ошибка — нечто настолько редкое и аномальное, что при каждом ее возникновении мы впадаем в глубокое отчаяние. На самом деле любая оплошность — лишь доказательство умения приспосабливаться к изменчивой окружающей среде, а не свидетельство умственной и психической неполноценности».

Придется смириться с тем, что в жизни происходит многое из того, что мы изменить не можем

Многих осознание ошибки просто парализует, и они предпочитают вообще ничего не делать, лишь бы не оплошать — даже в ситуациях, где действия необходимы. Однако стабильность, купленная такой ценой, сама по себе порождает внутренние противоречия, вызывая у нас чувство стыда и неуверенность в собственных силах.

«Мы привыкли к тому, что можем справиться с любыми трудностями с помощью денег и технологий, можем отменить последнее действие на компьютере с помощью комбинации клавиш Ctrl+Z или отписаться от новостной рассылки, убрав в нужном месте галочку, — замечает Кэтрин Шульц. — Однако нам придется смириться с тем, что в жизни происходит многое из того, что мы отчаянно хотим изменить, но все же не можем».

«Было стыдно рассказать, что семьи не получилось» 

Екатерина, 50 лет, методист по детскому развитию

Они признали свое поражение

«Замуж я вышла в 23 года. К свадьбе остроты чувств уже не было, просто хотелось законных отношений, штампа в паспорте. Скоро выяснилось, что у нас разные цели и представления о семье. Я была ориентирована на дом, на личные отношения. А муж занимался коммерцией, ему скорее нужен был партнер по бизнесу. Он предъявлял массу претензий, считал, что я недостаточно быстро развиваюсь. Я старалась соответствовать и упорно работала над собой. Только недавно поняла: проблема не в том, что я плохая, — просто это не мой человек. Появление дочери отношения не улучшило, и следующие 23 года мы жили рядом, хотя уже не были парой...

Однажды я узнала, что у него есть другая женщина, два ребенка, и это было очень болезненно, ведь я сама мечтала о большой семье. Я хорошая хозяйка, мать. Умею создавать уют, а приложить таланты оказалось некуда. Муж не просил о разводе, а мне был важен статус замужней женщины. Долгие годы я жила иллюзией, что рано или поздно обрету семейное счастье. Было стыдно открыться перед знакомыми, что наш брак фиктивен, и все мои дружеские и родственные связи сошли на нет. Что дало силы поставить точку и развестись? Наверное, отношения с другим мужчиной, достаточно благополучные. Пришло наконец понимание, что надо искать то, что мне созвучно, не стремиться соответствовать чьим-то ожиданиям. Вовремя уйти и найти человека, которому я буду нравиться такая, какая есть».

Полезные противоречия 

«Если я ошибаюсь, значит, я существую». Этой мысли больше 1600 лет, она принадлежит Блаженному Августину. Христианский философ и богослов считал, что без ошибок человечество неминуемо остановится в развитии. И это действительно так: достаточно вспомнить, сколькими достижениями мы обязаны тому, что сегодня назвали бы «косяком». Самый известный пример: Колумб отправился в Индию, заблудился — и стал первооткрывателем Америки. Александр Флеминг, уезжая в отпуск, забыл (!) на столе сосуды с культурами бактерий. Если бы не это, у нас, возможно, до сих пор не было бы пенициллина. И даже заблуждения психотерапевтов способны помочь тем, кто пришел за помощью. Выстраивая гипотезы об истоках проблем, специалист далеко не всегда попадает в точку. Но опровергая их, клиент «от обратного» может сам добраться до сути затруднений и преодолеть их.

Ресурсность ошибок связана именно с преодолением противоречий

Конечно, забывчивость, заблуждения и провалы полезны далеко не всегда. «Они пригождаются только тогда, когда учат нас думать, — замечает психотерапевт, доктор медицинских наук Марк Сандомирский. — Когда, пытаясь в различных обстоятельствах решить одну и ту же проблему, мы ищем новые пути. Конечно, при этом неизбежно сталкиваемся с противоречиями. Но ресурсность ошибок связана именно с преодолением противоречий, которые благодаря им в нашей жизни возникают».

Психотерапевт советует отказаться от того, к чему мы привыкли, и попытаться думать иначе, как думает еще не знакомый с реалиями жизни маленький ребенок. «Состояние возрастной регрессии часто помогает найти эффективную стратегию, — говорит психотерапевт. — Вы расслабляетесь, избавляетесь от внутренних барьеров и получаете доступ к творческим ресурсам. А потом пользуетесь ими, пытаясь по-новому прожить, проиграть проблемное состояние и таким образом найти новое решение проблемы».

«Я слишком поздно свела баланс доходов и расходов» 

Мария, 38 лет, предприниматель

Они признали свое поражение

«Я занималась рекламой, растила дочь и в какой-то момент решила открыть свое дело. Придумала проект «Булки не растут на деревьях», чтобы дети на практике знакомились с профессиями. Он успешно стартовал, а позже выяснилось, что он не приносит денег: даже после 2 лет я не смогла выбрать одну работающую бизнес-модель. Со временем я ушла в минус на 3 млн рублей, на мне было несколько кредитов. У меня началась депрессия, я не выходила из дома, не могла принимать решения. Команда менялась раз в год: денег было мало, а на одном энтузиазме работать невозможно.

Наконец, спустя 3 года, я отважилась посчитать деньги, поняла, что ситуация критическая, и сказала себе «стоп». Месяц меня трясло, а потом я написала пост в Facebook, где призналась, что не справляюсь, что у меня выгорание, огромные долги, и попросила найти фриланс. Этот крик души получил 100 перепостов и вызвал отклик, в том числе у незнакомых людей, меня поддержали, помогли с работой, и я сумела выбраться. Говорить публично о своем поражении трудно, это большой удар по самолюбию. В итоге я считаю эти 3 млн оплатой своего в каком-то смысле MBA, а проект — важным событием: он привел меня в ту команду, с которой я сейчас успешно работаю, а под концепцию «Булок» ищу корпоративного заказчика. Деньги теперь считаю до начала проекта, а не после. И конечно, вовремя подключаю дополнительные ресурсы для помощи!»

На чем мы учимся?  

Совершать промахи, терпеть неудачи, анализируя и исправляя их, — не единственный способ совершенствовать свои навыки. Творчество и инсайты, общение со старшими или более мудрыми людьми способно многое дать нам. Было бы соблазнительно думать, что наша личность — система, которая с каждой наладкой работает все более эффективно. Но наша жизнь — не «День сурка», где можно исправить прошлые ошибки, оказавшись через некоторое время в той же самой точке. Мы не в состоянии воспроизвести прошлый опыт точь-в-точь, но можем творчески применять его к новому событийному контексту.

И внутренний, и внешний мир меняются каждую минуту, и даже похожий на первый взгляд поступок в новых условиях приобретает другой смысл, чем прежде. «То, что мы с учетом наших новых знаний сейчас оцениваем как ошибку, в прошлом могло быть единственным возможным действием и лучшим выбором», — подчеркивает Марк Сандомирский. Например, мы проявили агрессию и переживаем, считая, что это было неверным. Но в тот момент мы не были готовы ни к чему другому, таким было состояние сознания и уровень возможностей. А затем они изменились, например, мы освоили новые навыки и можем предпочесть другое поведение.

«Потеряв всех друзей, я понял, как быть хорошим другом» 

Роман, 25 лет, дизайнер

Они признали свое поражение

«В юности я был очень нетерпим к людям. Хорошее отношение к себе воспринимал как должное. И считал, что мои задачи важнее забот других. Не выносил, когда кто-то не откликался на мои просьбы или что-то обещал и не делал. Я мог высказать все, что думал, нахамить в ответ на отказ. Так строились и мои отношения с друзьями. Я жил в маленьком городе и в нашей компании из семи человек близко общался с двумя-тремя. Пока не произошел разрыв, и во многом — по моей вине. Я предложил другу пропустить занятия в колледже, он не сказал «нет», но начал придумывать разные предлоги для отказа. Меня это так разозлило, что я не выдержал и ударил его. Уже через пять минут я понял, что не прав. Но это, видимо, стало последней каплей для моих приятелей. Они объявили мне бойкот.

В один прекрасный момент я вышел во двор, а со мной никто не разговаривает. Я остался один. Этот случай был как пинок: если уж друзья перестали со мной общаться, значит, со мной что-то не так. Но причину осознал не сразу. Открыла глаза фраза Карлоса Кастанеды: «Наше чувство собственной важности заставляет нас почти все время чувствовать себя кем-то оскорбленным или на кого-то обиженным». Если от самомнения избавиться, легче жить. Ошибки научили меня ценить людей рядом. Я нашел хороших друзей и чаще стараюсь ставить себя на их место. Если что-то не нравится — можно изменить отношение или что-то придумать, но я должен сделать это сам».

Две реакции 

«Почему некоторые люди эффективнее, чем другие, учатся на своих ошибках?» — на этот вопрос попыталась ответить группа психологов и нейрофизиологов Мичиганского университета под руководством Джейсона Мозера. Они обнаружили, что на электроэнцефалограмме отражаются две различные реакции на оплошность.

Первая, непроизвольная и неизбежная, реакция организма — «негатив, связанный с ошибкой» (error-related negativity — ERN) — проявляется спустя примерно 50 миллисекунд после неудачи. Второй сигнал — «позитивность ошибки» (errorpositivity — PE) — появляется между 100 и 500 миллисекундами после просчета: это реакция на осознание случившегося. Опыты показали: эффективней других учатся те, у кого более сильный сигнал ERN и более протяженный PE-сигнал: это означает, что человек обращает внимание на просчет и пытается извлечь из него урок.

Иными словами, ошибки способны чему-то научить тех, кто, во-первых, их замечает, а во-вторых, способен задуматься и проанализировать свои действия.

Текст: Алла Ануфриева,  Тала Климова 
Источник фотографий: Getty Images, Арсений Несходимов, Глеб Кордовский
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

Psychologies приглашает
30 сентября — 7 октября

Полезное путешествие в Грузию

поехать со скидкой
новый номерОКТЯБРЬ 2018 №33150Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты