«Рак был мне нужен, чтобы понять и полюбить себя»

Что чувствуют люди, столкнувшиеся с онкологическим диагнозом? Кто-то впадает в отчаяние, кто-то бесконечно задается вопросом «Почему это случилось именно со мной?», а кто-то воспринимает это как знак, что пора что-то менять. Наш постоянный автор Яна Верзун рассказывает о своем опыте.
«Рак был мне нужен, чтобы понять и полюбить себя»

До 14 лет мне не нравилась собственная внешность. Как любой подросток, я была самокритична и требовательна. А потом я влюбилась, и мой первый мальчик сказал, что я очень красивая, с этим моим курносым носом и раскосыми глазами. А моя грудь, которой я стеснялась и которую прятала, просто произведение искусства. Спасибо этому мальчику, он дал мне почувствовать себя красивой и запомнить это ощущение на долгие годы. Я до сих пор люблю свою внешность и особенно грудь, несмотря на то, что недавно в ней обнаружили раковую опухоль.

Пару месяцев назад я проснулась в несвойственном мне плохом настроении — на груди я нащупала небольшое уплотнение и в панике ждала, когда проснется муж. Он успокоил меня, сказав, что да, что-то там есть, но может, это фурункул или еще что-то.

Днем я позвонила маме и спросила, были ли у нее какие-нибудь уплотнения в груди и на всякий случай — есть ли в нашей семье родственники, болевшие раком. На оба вопроса она ответила отрицательно и тоже предложила не переживать, а понаблюдать пару дней за грудью, может, это как-то связано с циклом.

Было тяжело, но я честно не трогала грудь следующие два дня. На третий день записалась к маммологу — опухоль стала тверже, а паника больше. В Москве я живу три месяца, поэтому врача выбирала не по рекомендациям знакомых, а по отзывам в интернете и пошла в ближайшую к дому частную клинику. Муж пошел со мной, и, пожалуй, это был первый раз, когда мне было необходимо, чтобы в кабинете врача со мной была группа поддержки.

Среди причин возникновения рака молочной железы врач выделил стресс, гормональный сбой и тот факт, что к 28 годам я еще не рожала

Осмотр, УЗИ, маммография. Врач констатировала наличие опухоли с неоднородным содержимым. Опухолей оказалось две: в правой и левой молочных железах. Рекомендацией маммолога была пункция с последующим гистологическим исследованием в онкологической клинике, посещение гинеколога и сдача анализов на гормоны.

«Онколог скажет вам, киста у вас или рак, если киста — приходите ко мне, если рак, там вам и назначат лечение». От слова «рак» мне стало не по себе, и, чтобы вернуть меня на землю, врач добавила: «Сейчас можно сразу удалить грудь и сделать пластику, ничего страшного».

Еще как страшно. Утром понедельника в онкологической клинике было столько же людей, сколько бывает в дни распродаж в торговых центрах. Молодые и старые, бедные и богатые, испуганные и совершенно спокойные. Все процедуры я проводила в платном отделении: в бесплатном были огромные очереди, и на биопсию предложили прийти через неделю. За 6000 руб. мне сделали повторное УЗИ и пункцию обеих молочных желез, а результат объявили уже через 40 минут.

С этим результатом я пошла на консультацию к онкологу и узнала, что у меня рак левой молочной железы. Размер опухоли 17*19 мм. Первая стадия. В лимфоузлах метастаз нет. В правой груди — доброкачественная опухоль размером 0.5*0.6 мм. Среди причин возникновения рака молочной железы врач выделил стресс, гормональный сбой и тот факт, что к 28 годам я еще не рожала. Выйдя из больницы, я разрыдалась.

«Рак был мне нужен, чтобы понять и полюбить себя»

Я еще не знала, каким будет лечение, но самые первые мысли были очень мрачными. Я била мужа в грудь и кричала, что не заслужила этого, что этого не может быть, что я хочу быть здоровой и красивой. И не хочу, чтобы мне отрезали грудь. На что мой всегда уравновешенный муж сказал: «Яночка, твоя грудь нужна только тебе. Я люблю тебя целиком, всю, и неважно — есть у тебя грудь или нет, маленькая она или большая. Так что успокойся и давай будем просто лечиться».

Наверное, если бы не его поддержка в этой чужой для меня, серой и промозглой Москве с таким диагнозом, я бы опустила руки и ждала конца. Первой, с кем я поделилась своим горем, была свекровь. Она живет не в Москве, но оказалось, что здесь у нее есть хороший школьный друг, который стал врачом и может посоветовать хорошего онколога.

Уже через пару дней я сидела в кабинете прекрасного врача, онкомаммолога, который объяснил, что в моем возрасте и при моей стадии лечение будет хоть и длительное, но эффективное, летального исхода не будет и удалять всю грудь тоже не придется. «Если только сама попросишь», — пошутил он.

Осознав, что рак не появляется просто так, а дает сигнал, что нужно что-то менять, я попросила у мамы прощения за все упреки, которые высказывала ей много лет

Мне назначили лучевую и гормонотерапию, медикаментозное лечение и велели не простывать и не переживать. С последним все было сложно. Начав лечение и покрывшись прыщами от гормонов, я продолжала винить себя за то, что у меня рак. Мне было стыдно перед мужем, что я вечно уставшая, что я не даю ему спать ночами (теперь я могу спать только на спине, так как грудь очень чувствительна и болезненна), что на мое лечение уходит много денег. Я винила его за переезд в Москву, ведь в родном Новосибирске со мной сейчас были бы родные, а здесь никого.

Много всего дурного было в голове, пока однажды мне не написала знакомая, чтобы узнать, как дела. Я рассказала ей о раке, и она предложила мне вступить в группу «Победи рак груди», которую организовала. И посоветовала поработать над своими мыслями.

Я начала смотреть вебинары о женском здоровье, слушать истории вылечившихся девушек, снова вернулась к йоге и ежедневным медитациям, читала книги о том, как принять свою болезнь и полюбить себя, больше гуляла по красивым местам в Москве, которая мне так не нравилась прежде.

Я начала каждый день говорить по полчаса с мамой. У нас всегда был конфликт — с самого детства я считала, что она меня не любит и я ей не нужна. Осознав, что рак не появляется просто так, а дает сигнал, что нужно что-то менять, я попросила у мамы прощения за все упреки, которые высказывала ей много лет. Я начала писать письма покойному папе, которого мало знала при жизни (родители развелись, когда мне было 2 года), и рассказывать ему о себе, делиться с ним своими переживаниями.

Я поняла, что рак — это не приговор, а просто болезнь, которую во многих случаях можно вылечить, пусть даже это будет долго и сложно. Болезнь многое дает понять. Сейчас я лечусь и жду следующего УЗИ в середине января, после которого врач примет решение о дальнейшем лечении. И операции я совсем не боюсь. Потому что буду любить себя любой.

Текст: Яна Верзун 
Источник фотографий: Личный архив автора
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты