6 584

«Так я услышал диагноз: «рак»

Онкологический диагноз поставлен. Но как о нем сообщает врач – неловко, второпях или сопереживая, проявляя внимание и чуткость? Врачи и пациенты, прошедшие через испытание, вспоминают свои слова и говорят о чувствах.
«Так я услышал диагноз: «рак»

Всего мгновение, несколько слов – и под ногами разверзлась пропасть. Рак. Опухоль. Вердикт прозвучал из уст врача сочувственно... или резко. В России такой диагноз ставится ежегодно 475 тысячам человек*. И хотя сегодня онкологическое заболевание не является синонимом смертного приговора (медицина в состоянии вылечить примерно половину больных), сообщение о нем всегда становится драмой для пациента и тяжелым испытанием для врача. Осознавая важность этого момента для больного и недостаток психологической подготовки у врачей, российские онкопсихологи, впервые собравшиеся на свой съезд в конце лета**, предложили организовать консультационные службы, которые будут сопровождать тех, кому предстоит объявить или услышать страшный диагноз. Но пока пациенты по-прежнему часто упрекают врачей в холодности, равнодушии и почти оскорбительной торопливости в момент объявления вердикта. Вновь переживая боль, чувствуя протест и негодование, мужчины и женщины, с которыми мы говорили, возвращаются к минутам, навсегда изменившим их жизнь.

Анна, 51 год

Я пришла к врачу узнать результаты анализов. Поискав их, он неожиданно и как-то очень быстро проговорил: «У вас злокачественная опухоль». И все. Передо мной в одно мгновение пронеслись образы раковых больных: желтый цвет лица, отсутствие волос, худоба… Я представила, что вскоре услышу: у вас задет кишечник, за ним яичники, печень, позвоночник… Но испугало меня не это, а ясная мысль: моя жизнь закончилась».

Левон, 65 лет

Мой доктор поступил как в анекдоте – вошел в палату и игривым тоном сказал: ну что, батенька, поздравляю, у вас рачок-с! Мне захотелось вытолкать его вон и потребовать, чтобы немедленно пришел кто-то, кто бы опроверг сказанное – главврач, министр здравоохранения, кто-нибудь!.. Но в следующее мгновение я просто оцепенел. Пытался слушать – и не понимал, что он мне говорит. В голове немедленно стали тикать часики: вот и все, жизнь прошла, а я, старый идиот, не успел еще сделать так много! Моя жена умерла от рака тремя годами раньше, и об этом я тоже думал постоянно. Мне помог зять, который долго разговаривал с врачами, потом пришел и сказал: «Отец, будем резать, шанс есть». Дочка, зять и внуки каждый день приходили ко мне, утром и вечером, по очереди. Они заставляли меня принимать решения, которые относились к каким-то домашним делам: ты же глава семьи, говорили они, ты должен… И я рисовал проект переделки дачи, давал советы, как лучше кормить собаку, просил принести из библиотеки книги… После операции было очень тяжело, но по сравнению с теми минутами, которые я пережил сразу после этого «рачок-с!», это уже было неважно».

Куда обратиться

  • Психологическая консультация по телефону: 8 800 100 0191. Круглосуточная помощь для онкобольных и их родных (звонок по России бесплатный).
  • www.help-patient.ru Уникальный информационный портал для онкологических больных и их близких. Он поможет оценить сложность ситуации, подскажет, что делать в первую очередь, порекомендует адреса ближайших медицинских центров, объяснит права больных, в том числе на налоговые льготы.
читайте такжеПять советов, чтобы победить болезнь
alt

Ольга, 33 года

«Рассматривая снимок, врач произнес: «Да, я вижу кое-что!» – «Что кое-что?» – «Ничего страшного, узелок, надо сделать пункцию». Я больше ни о чем не спрашивала, просто доверилась ему. Я даже ничего не рассказала мужу и дочери, просто в назначенный день отправилась в клинику и была спокойна, словно мне предстояло удалить зуб. Меня прооперировали, и, когда я пришла в себя, хирург склонился надо мной и сказал: «Ну вот, с вашим раком покончено!» Так первый раз было произнесено слово «рак». У меня голова пошла кругом, я разрыдалась, чувствовала себя униженной, как будто врачи играли с моей жизнью, моим телом, даже не интересуясь моим мнением. Никто из близких так ничего и не знает, потому что я просто не представляю, как им сказать: «Знаешь, у меня был рак, но меня вылечили».

Николай, 62 года

Он был очень спокоен: «Эхография выявила у вас злокачественные клетки. Вам нужна немедленная операция». А затем врач стал описывать различные способы этой операции. То, что он говорил, было одновременно и очень по-медицински, и очень просто. В этот момент я думал лишь о том, как поскорее решить этот вопрос: у меня было много работы, и я не хотел терять время в больнице. На самом деле я просто не понял, что произошло. Я не понял это и когда моей жене стало плохо, и когда дочь разрыдалась у телефона, услышав о моем диагнозе. Я осознал происходящее только через несколько дней: врач потребовал взять больничный. «Злокачественные клетки», «опухоль простаты» – все это было слишком далеким от моих обычных занятий. А тут вдруг больничный. Меня как будто током ударило. Я неожиданно проснулся больным, и с этого момента рак стал определять мою жизнь».

Близкие: найти верный подход

Как себя вести, как поддержать близкого человека, у которого только что обнаружили онкологическое заболевание?

Узнав о диагнозе, растерянные родные не знают, что делать дальше. Нередко они не могут признать серьезность ситуации и непроизвольно ведут себя так, словно рак – это нечто обычное. «Своим поведением они дают больному необоснованную надежду и только усиливают его страдания, – говорит онкопсихолог, консультант благотворительной программы Avon «Вместе против рака груди» Ольга Рожкова. – В такой момент он особенно нуждается в искренних отношениях в семье. Благодаря им притупляется острота одиночества и он может открыто говорить о том, что страшит его на самом деле». Важно, чтобы и близкие выражали свои чувства, если в этом есть потребность, честно говорили о раке и его лечении (не забывая о том, что больной, возможно, сейчас не хочет о чем-то говорить или что-то слышать).«Задача семьи не спасать, а помогать , – продолжает психолог. – Не опекать заболевшего, а поддерживать любую его активность, любое участие в домашних делах, спрашивать совета и рассчитывать на его помощь».

читайте также«Не бойся!» с Анной Аркатовой: Не бойся хирурга
alt ФОТО Игорь Хузбашич, Алексей Башмаков 

Если ты врач, некоторые слова произносить особенно тяжело. Среди них – сообщение пациенту о том, что у него рак. Сергей Курков, онколог международной благотворительной организации «Справедливая помощь», рассказывает об этих трудных моментах.

«У пациента есть право на надежду»

Psychologies:  

Каким образом лучше сказать пациенту о раке?

Универсального «лучшего способа» не существует, зато есть много плохих способов сообщить об этом. Главное для врача – чувствовать свою причастность к тому, что происходит с больным, быть готовым посвятить ему достаточно времени, сил и внимания. Надо спросить себя: «Будь я на его месте, каким образом я хотел бы узнать диагноз?»

Каждому ли пациенту вы говорите правду?

Пациент имеет право знать правду*. Но он имеет право и на надежду. Произносить что-то вроде «Вам осталось жить три месяца» нельзя, потому что ни один врач достоверно не может знать, какие резервы есть у организма.

Какие слова причиняют особую боль?

Слово «рак» программирует поведение, «включает» чувство страха. Как только оно произнесено, в воображении возникают ассоциации с мучительной смертью, хотя болезнь этого человека может быть на ранней стадии и успешно вылечена. Я стараюсь понять, увидеть, как на пациента действуют мои слова и голос, и определяю, как лучше говорить именно с ним. Но предпочитаю мягкую правду: у вас тяжелое хроническое заболевание, которое требует длительного и сложного лечения. И это действительно так.

Адреса

  • www.miloserdie.ru – портал о благотворительности и социальной деятельности. Подробнее
  • Детский хоспис в Марфо-Мариинской обители http://miloserdie.ru/friends/about/detskij-hospis/Хоспис работает с детьми, страдающими тяжелыми неврологическими и генетическими заболеваниями.

Что вы как врач чувствуете, объявляя диагноз?

Это ужасный момент. Прежде всего потому, что независимо от подхода я причиняю человеку ужасную боль. Но я не чувствую, что подписываю приговор. Для врача это начало новой битвы за человека, за качество его жизни – до конца. Пока пациент жив, он имеет право на качественную медицинскую помощь, на адекватное обезболивание, например. Но в этой борьбе нередко остро ощущаешь свою беспомощность, ведь у любого онколога есть большой опыт неудач. Объявляя диагноз, невольно вспоминаешь тяжелые случаи, и может возникнуть страх вновь испытать поражение.

Можно ли объяснить «бестактность» некоторых врачей этим страхом?

Безусловно. А еще – усталостью. И равнодушием. Молодые врачи, опасаясь реакции пациента, но в не меньшей степени боясь и сами испытать боль, часто впадают в крайности. Они либо рубят сплеча, либо уходят от ответа, ограничиваясь формулировкой «Мы поговорим с вашими родными…» Возможно, они хотят действовать наилучшим образом, однако мне кажется, что такие ошибки непростительны. Если врач уважает больного, помнит, что он заслуживает того, чтобы отдать ему свое время и чувства, то сумеет сделать это сообщение менее разрушительным.

* См. «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, № 5487-1.

читайте такжеТретий путь к счастью

Александр, 39 лет

«Опухоль в легких!» Когда я услышал это, у меня потемнело в глазах и подогнулись ноги. Хирург что-то еще говорил… Я ничего не слышал, но его присутствие, его голос хорошо на меня действовали. Честно говоря, мне хотелось заплакать у него на груди. Он, наверное, это почувствовал, так как взял мою руку и долго сжимал ее. Дома настала очередь моей сестры: она мягко, нежно разговаривала со мной. У меня же была одна мысль: «Пусть меня не оставляют одного, пусть только меня не оставляют одного». Я как будто превратился в трехлетнего покинутого ребенка, который хочет только одного – чтобы его кто-нибудь усыновил».

Светлана, 39 лет

«Когда врач подтвердила диагноз, я начала безудержно смеяться – это, конечно, был нервный смех, но мне действительно показалось смешным выражение «рак ушной раковины». Мне очень повезло с доктором: мы вместе пережили лучевую терапию, выпадение моих волос, но доктор терпеливо повторяла: «Мы все делаем правильно, пройдем этот этап и сделаем еще один шаг к выздоровлению». И я верю своему врачу, верю, что все в конце концов обойдется».

«МНЕ ЗАХОТЕЛОСЬ НЕМЕДЛЕННО ВЫГНАТЬ ЕГО ВОН И ПОТРЕБОВАТЬ, ЧТОБЫ ПРИШЕЛ КТО-ТО И СКАЗАЛ, ЧТО ЭТО НЕПРАВДА. КТО-НИБУДЬ!..»

Юлия, 45 лет

Я буду всегда помнить тот день, когда мой гинеколог пришел в палату, где я лежала, чтобы сообщить, что у меня рак шейки матки. Шел дождь, он перевернул свой зонтик, и вода стекала на мои туфли. Я прежде всего подумала о том, что не увижу, как вырастет сын (ему было всего четыре года), мне тогда было тридцать три. Я подумала о муже и матери, которые незадолго до этого вышли из палаты. Они тут же вернулись, мама принесла мне конфеты «Коровка», которые я так люблю».

Митрополит Антоний Сурожский: «Мы разговаривали о ее смерти, о моем одиночестве…»

Узнав о неизлечимой болезни матери, сын сказал ей правду... и сумел сохранить глубокие отношения, взаимную любовь и поддержку. Личные воспоминания митрополита Антония дают нам надежду на то, что это возможно.

«Моя мать три года умирала от рака. Ее оперировали, и неуспешно. Доктор сообщил мне это и добавил: «Но, конечно, вы ничего не скажете своей матери». Я ответил: «Конечно, скажу». И сказал. Помню, я пришел к ней и сказал, что доктор звонил и сообщил, что операция не удалась. Мы помолчали, а потом моя мать сказала: «Значит, я умру». И я ответил: «Да». И затем мы остались вместе в полном молчании, общаясь без слов. Мне кажется, мы ничего не «обдумывали». Мы стояли перед лицом чего-то, что вошло в жизнь и все в ней перевернуло... Но в результате случились две вещи. Моя мать и я сам не были замурованы в ложь, не должны были играть, не остались без помощи. Никогда мне не требовалось входить в ее комнату с улыбкой, в которой была бы ложь... Ни в какой момент нам не пришлось притворяться, будто жизнь побеждает, будто смерть, болезнь отступает, будто положение лучше, чем оно есть на самом деле. Ни в какой момент мы не были лишены взаимной поддержки. Были моменты, когда моя мать чувствовала, что нуждается в помощи; тогда она звала, я приходил, и мы разговаривали о ее смерти, о моем одиночестве... Порой, в другие моменты, мне была невыносима боль разлуки, тогда я приходил, и мы разговаривали об этом, и мать поддерживала меня и утешала... Наши отношения были глубоки и истинны, в них не было лжи, и поэтому они могли вместить всю правду до глубины. И кроме того... Потому что смерть стояла рядом, потому что смерть могла прийти в любой миг, и тогда поздно будет что-либо исправить, – все должно было в любой миг выражать как можно совершеннее и полнее благоговение и любовь, которыми были полны наши отношения… Как ты подашь чашку чаю на подносе, каким движением поправишь подушки за спиной больного, как звучит твой голос – все это может стать выражением глубины отношений. Если прозвучала ложная нота, если трещина появилась, если что-то неладно, это должно быть исправлено немедленно, потому что есть несомненная уверенность, что позднее может оказаться слишком поздно. И это опять-таки ставит нас перед лицом правды жизни с такой остротой и ясностью, каких не может дать ничто другое».

Антоний Сурожский «Труды», Практика, 2002.

Текст: Наталия Ким, Дина Бунеева
Источник фотографий: FOTOBANK.COM /GETTY/DIGITAL VISION, Алексей Башмаков, Игорь Хузбашич
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


Да, на простатит не стоит забивать иначе рак вас настигнет в раннем возрасте. Мой муж тоже не хотел ничего делать, пришлось самостоятельно его лечить Уротрином. Сейчас вроде все норм.
Psy like0
Psychologies приглашает
"НАЙТИ ЖИЗНЕННЫЙ БАЛАНС"

Полезное путешествие на Бали

поехать со скидкой
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Мозг: меняем жизнь, меняя мышлениеМозг: меняем жизнь, меняя мышлениеКак было бы здорово, если бы был пульт, способный перематывать пленку жизни назад. Нажал на кнопку — вернулся в прошлое и поступил иначе, сделал другой выбор. Увы, такого пульта нет. Хорошая новость в том, что он и не понадобится, если мы научимся совершать правильный выбор в моменте. И это вполне реально. Как? Расскажем, покажем и поможем трансформировать мышление 25 октября на второй ежегодной конференции Psychologies Day. В этом досье мы собрали наиболее интересные статьи о возможностях нашего мозга. Все статьи этого досье
Все досье

спецпроекты