Выбираем родителей

Семейный психолог рассказывает об открытиях, которые делают участники и ведущие во время тренинга детско-родительских отношений.
Выбираем родителей

По специальности я семейный психолог, а значит, помогаю людям преодолевать семейные трудности, осознанные или неосознанные. И каждый раз с благодарностью думаю об авторах техник и методов, которые помогают сделать работу психолога точной и упорядоченной. Один из таких волшебных инструментов — тренинг детско-родительских отношений. Я пробовала его на себе, а теперь и сама использую.

Перед участниками расстилается длинная (примерно в пять учебных парт) «жизнь», а на ней создаются «жизненные сложности» — препятствия в виде провалов и стоящих или лежащих стульев.

Каждая микрокоманда («семья») состоит из «родителя» и «ребенка», причем у последнего завязаны глаза. Именно «ребенку» и предстоит пройти этот путь, а «родитель» может ему в этом помогать. Разговаривать нельзя, можно только держать, вести, направлять. Но можно и не делать этого — как каждый сам считает нужным.

Право выбора

Участникам тренинга я всегда предлагаю сначала выбрать себе роль — родителя или ребенка. Тем, кто решил стать «ребенком», даю возможность выбрать родителей — именно так, а не наоборот. В подавляющем большинстве случаев «дети» попадают к «своим» «родителям», и все довольны. Но бывают и непростые случаи: например, у одного «родителя» получается «тройня», причем «дети» ощутимо толкаются локтями в попытке первыми добежать до «мамы».

– А как им завязывать глаза — всем вместе или по очереди? — спрашивает «счастливая мама».

– Понятия не имею, — честно отвечаю я. — Это же твои дети. Я не знаю, как сложится их жизнь.

– Ага, — говорит она и больше ни о чем не спрашивает.

В таких «семьях» с мелкими проблемами разбираются очень быстро — при трех-то детях. Когда впоследствии анализируем ситуацию, становится понятно: в «бедной» семье, где один платок на всех, дети многому учатся друг у друга (а «богатой и многодетной» семьи у меня еще не было).

– Давай я буду твоим ребенком, — предложила однажды участница, увидев искреннюю печаль другой, оставшейся «без детей»

Случается и так, что «родитель» остается без «детей» — как в жизни. Моя задача в таком случае — помочь участнику принять это. Иногда я прошу такого участника стать «социальным работником» или «человеком помогающей профессии». Но бывает и по-другому.

– Давай я буду твоим ребенком, — предложила однажды участница, увидев искреннюю печаль другой, оставшейся «без детей».

Попробуйте сами поразмыслить над тем, какому жизненному сценарию мог бы соответствовать такой случай. «Жизнь», кстати, там оказалась невеселая. Типично или нет — кто знает…

Как в жизни

Итак, дети «родились», ничего в этой жизни не знают, глаза завязаны. Семьи приготовились, мы начинаем. «Дети» отправляются «в жизнь»: храбро лезут через столы и стулья, «родители» изливают на них заботу и нежность, хватая за руки и за ноги. Особо изобретательные тут же уточняют, можно ли лезть под столами или обходить их сбоку. Получив бесстрастный ответ: «Это ваша жизнь, вы и решайте», никто под столом не лезет и сбоку не обходит. Во всяком случае, у меня такого не было. А вот энергичный «отец», который просто снял стулья на пути своего «ребенка», был. Я была готова увидеть избалованного, неприспособленного к дальнейшим задачам «ребенка». Ничего подобного. «Ребенок» нисколько не возражал, был не хуже и не лучше других, только крепче любил своего «папу», о чем и сообщил на общем кругу. Бывает. Откажемся от предвзятых мнений.

Иногда на этом моменте вдруг открывается дверь и входит опоздавший. Если все участники из одной организации и давно друг друга знают, получается особенно хорошо: новенький отчаянно пытается понять, чем тут занимаются и почему коллеги стоят на столе босиком. Такого человека я обычно делаю «социальным работником» — незамыленный взгляд позволяет ему потом многое рассказать, как сделал один такой ценный участник моего тренинга.

– Я увидел главное, — сказал он горячо и прочувствованно. — Они все делают неправильно!

Продолжение фразы утонуло в хохоте группы. Участниками тренинга были школьные учителя. Надеюсь, этот эпизод помог им потом в общении с учениками и их семьями.

Продолжение следует

Первый этап жизни пройден. Участники тяжело и счастливо дышат, но пока еще, как и было велено, не разговаривают. Ведущий объявляет, что теперь надо пройти тот же путь самостоятельно, без родителей. По-прежнему с завязанными глазами. Раздается дружное «у-у-у». Начинается «дальнейшая жизнь».

О, как по-разному все мы относимся к своим взрослым или взрослеющим детям!

Вот «мама», которая и на десять сантиметров не отступает от чада: а вдруг оступится? Вдруг упадет? А вот «многодетная мать», которая ухитряется одновременно беспокоиться обо всех, но по-разному (как в жизни, правда?). Да и «дети» ведут себя по-разному: одни бездумно шагают, другие еле ползут, но и в этом ползании есть свое мужество. Открывается весь спектр чувств и отношений.

Особенно мне запомнился «отец», очень тихий и застенчивый, к которому «пришла» изумительной красоты «дочь». Вся группа увидела, что они похожи, и «отец» стал хорошеть на глазах. Оба были стройные и прямые, а «найдя» друг друга, выпрямились еще больше. Когда «дочь» стала «жить самостоятельно», он стоял поодаль, не делая ни одного шага к ней, очень прямой, мужественный, похожий на капитана дальнего плавания на мостике в шторм. А она шла вслепую по шатающимся столам и табуреткам, такая же прямая, не только не наклоняясь, но и почти не сгибая колен.

Осторожное напоминание «Поблагодарите родителей» приводит к замешательству и молчанию

Она была достойна своего отца, и, несмотря на расстояние, связь между ними была видна невооруженным взглядом. Становилось понятно, что значит жить и знать, что отец тебя любит и верит в тебя.

Выполнив задание, группа приводит в порядок столы и стулья и садится в кружок, чтобы поделиться впечатлениями. «Детей» переполняют эмоции, но сначала я предлагаю высказаться родителям. Все всегда соглашаются, что это правильно.

А затем наступает время для слов благодарности. Так бывает после большинства мастер-классов и семинаров, но здесь чувства столь искренни и горячи, что социальные ритуалы практически всегда оказываются забыты. Осторожное напоминание «Поблагодарите родителей» приводит к замешательству и молчанию. Тишину обычно нарушает чей-нибудь голос: «Я собиралась сказать… Но после тренинга… потом». Все как в жизни. Когда-нибудь я поблагодарю родителей.

«Вы только не опоздайте», — говорю я привычно. Все кивают.

Может и правда, поблагодарят. Тренинг окончен, но жизнь-то нет.

Об авторе

Мария Шаскольская

Мария Шаскольская — психолог, семейный психотерапевт.

Текст: Мария Шаскольская 
Источник фотографий: Getty Images
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты