psyhologies.ru
тесты
текст: Инна Кравченко 
PSYCHOLOGIES №4

«Нам внушили, что лишний вес – это ужасно»

Диета – это бомба замедленного действия, уверена психотерапевт и специалист по пищевому поведению Светлана Бронникова. Но слишком многим выгодно, чтобы мы постоянно худели.
лишний вес ФОТО Caroline Delmotte for Psychologies Magazine France 
Psychologies:  

Многие сегодняшние взрослые выросли в эпоху «религии диет». Как возникла эта «религия»?

Светлана Бронникова:  

В обществе немало «игроков», заинтересованных в том, чтобы мы много ели. Это пищевые концерны, которым нужно продавать как можно больше еды и получать как можно больше прибыли; фармацевтическая индустрия, производящая таблетки от ожирения; медицина, которая предлагает избавить нас от ожирения путем хирургического уменьшения объема желудка. Пищевые концерны зарабатывают сначала на тех продуктах, которые приводят к лишнему весу, а потом – на диетическом питании. На пике популярности безглютеновой диеты ее часто использовали не только те, кто страдает непереносимостью глютена, но и те, кто просто хотел снизить вес, поскольку глютен содержится в выпечке и десертах. Оказалось, что безглютеновые продукты в супермаркетах стоят почти на 250% дороже, чем обычная еда! Дальше вступает в игру диетическая индустрия, обороты которой только в Америке – 70–80 млрд долларов в год. Ее обгоняет лишь фармацевтика. Этим игрокам выгодно, чтобы мы были озабочены внешностью и постоянно худели, считая, что здоровье – это худоба.

Но ведь так было не всегда?

С. Б.:  

Конечно! До 60-х годов прошлого века главной проблемой женщин было «как поправиться». Да и стандарт красоты был иной. Смена стандарта происходит, когда возникает феномен пищевого изобилия и еда дешевеет. Большинству людей становится доступна относительно недорогая, насыщающая еда, и полнотелость перестает быть признаком аристократизма, как это было, скажем, в купеческие времена. В этот момент полное тело перестает транслировать сообщение «я могу себе позволить купить еду», то есть высокий социальный статус, и становится, наоборот, признаком низкого социального статуса: я пролетарий, я работаю за еду, ем ее и поправляюсь. Новым признаком аристократизма становится худоба: я свободен от еды, могу себе позволить не есть.

Значит, те, кто позволяет себе есть все подряд, находятся в оппозиции к господствующей «идеологии»?

С. Б.:  

Да, сегодня хорошие отношения с едой – это оппортунизм. Если человек свободно ест, он «грешит», и его осуждают. А если он при этом имеет неформатный с точки зрения современной культуры вес, осуждают вдвойне. Поэтому принимающие свое тело таким, какое оно есть, – маргиналы, грешники, которые должны, по мнению общества, покаяться через диету, принять епитимью, поголодать, пострадать и выйти очищенными.

«Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть»
Светлана Бронникова«Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть» Дать себе разрешение есть все что угодно без условий отработать это в спортзале или устроить разгрузочный день. Таков основной принцип интуитивного питания. Поначалу он может вызвать тревогу и сопротивление, потому что кажется путем к хаосу и лишнему весу. Ведь в современной культуре считается, что за питанием обязательно нужно «следить», будто мы в чем-то его подозреваем, пишет психотерапевт Светлана Бронникова, руководитель центра интуитивного питания и психотерапии расстройств пищевого поведения Intueat.

А как же библейский грех чревоугодия, в котором надо каяться? Разве раньше не осуждали любителей вкусно и сытно поесть?

С. Б.:  

Тогда речь идет о непрерывном ублажении чрева изысканными яствами, тогда как в современной реальности если мы только посмотрели в сторону булочки, то должны быть наказаны: десять километров на беговой дорожке! Когда я открыла для себя эту концепцию грешности еды, которая выгодна многим корпорациям, у меня вдруг все встало на свои места.

Однако все мы помним, что в детстве еда была источником удовольствия…

С. Б.:  

Отношения с едой – это вообще то, с чего мы начинаемся. Мы рождаемся и строим отношения не с человеком, а с объектом, каковым является материнская грудь – источник пищи. Еда становится для нас символом тепла, покоя, безопасности, и это младенческое восприятие еды мы проносим через всю жизнь. Наш последующий детский опыт общения с едой тоже очень значим. Мы часто слышим: «доешь, а то испортится» и прочие сентенции в том же духе. Еда из ритуала любви становится вдруг врагом, инструментом насилия, способом наказания или поощрения. «Если будешь вести себя хорошо, получишь конфету или мороженое». Что при этом ребенок слышит? Что конфета – это особенная еда, имеющая статус награды. Эти смыслы мы также берем с собой во взрослую жизнь.

читайте также

Наслаждаться едой без чувства вины

Что еще мы получаем в наследство?

С. Б.:  

Нам свойственно прикреплять к еде этикетки. Каша или вареное яйцо – это завтрак. Но кто сказал, что нельзя есть вареное яйцо на ужин? В обед мы обычно едим суп, а за границей удивляемся, что суп там едят вечером. Своих детей мы тоже кормим в соответствии с пищевыми правилами. Нас воспитывали перенесшие голод бабушки, которые никогда не выбрасывали еду: «лучше в нас, чем в таз». Сейчас мне в голову не придет дать ребенку, например, подкисшее варенье. А тогда могли так поступить, потому что потом никакой еды может не быть. Но и сегодня существует еда, которая всегда желанна. Суши как в Токио нигде больше не встретишь. Такого лобстера, как в Бостоне, нигде не попробуешь. Большинство людей любят черную икру, потому что ее нет и она никогда не будет доступным продуктом. И иногда возникает совершенно драматическая ситуация: передо мной на тарелке лобстер или банка черной икры, а мне их совсем не хочется. И я начинаю есть через силу или съедаю две порции не потому, что хочется, а потому что больше не будет. Мне не близка идея маркировать какую-то еду как «праздничную». Зато близки понятия уникального пищевого опыта и повседневного (когда покупаешь еду на местном рынке или в магазине). В обычной жизни отношения с едой регулировать проще, если понимать, каким образом нам навязали представление о том, что лишний вес – это ужасно.

Но ведь диета – тоже способ регулировать отношения с едой. Делать их упорядоченными, «правильными».

С. Б.:  

Ни одна диета никого еще не спасла от переедания. Диеты приводят к тому, что мы продолжаем порочный цикл, сначала худея, а потом поправляясь все больше и больше. И каждый раз виня себя, а не диету. Нужно сместить фокус. Вы тут ни при чем! Тот факт, что после первой диеты вы похудели на 20 кг, а потом прибавили 25 кг, – это не про слабую волю. Так сработала диета. Потому что она – бомба замедленного действия. Постоянный набор веса в течение жизни – следствие опыта диет, сейчас это подтверждено исследованиями. На самом деле вес здорового человека может быть стабилен в течение жизни без специальных усилий. Из этого выросли основные принципы интуитивного питания: есть, когда мы голодны, и именно то, в чем испытываем потребность; не разделять еду на «плохую» и «хорошую»; останавливаться, насытившись; не решать эмоциональные проблемы с помощью еды. Реализовать эти принципы только на первый взгляд просто. На самом деле услышать собственный голод, признать его и позаботиться о себе, вовремя накормив, регулировать эмоции, не используя тарелку пирожных, – все это задачи не из легких, они требуют сознательных усилий. Но эти усилия себя оправдают.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье