текст: Анастасия Аскоченская 

Зачем мы садимся за новогодний стол

Заливное, салаты, икра, шампанское – в наших семьях неизменно готовятся к этой главной трапезе года, ее ждут. Праздник собирает за одним столом разные поколения, чтобы мы, на время забыв размолвки, смогли вкусить удовольствия… быть вместе.
Зачем мы садимся за новогодний стол

В канун новогодних торжеств мы привыкли тратить множество сил, времени и денег, чтобы их подготовить как следует. Все должно быть красиво и щедро! «Пахнет мясными пирогами, жирными щами со свининой, гусем и поросенком с кашей… Жарко, светло и сытно», – описывал рождественское застолье своего дореволюционного детства писатель-эмигрант Иван Шмелев.

С тех пор минуло более века, христианский праздник по размаху уступил место светскому 31 декабря, но в остальном мало что изменилось. Собирая обильную трапезу, мы словно приносим некую ежегодную жертву во имя удовольствия наших близких, чтобы явить им свою привязанность и получить от них подтверждение теплых чувств.

Уже с первых чисел декабря начинается, ежедневно набирая скорость, предновогодняя гонка за изобилием. «Чем ближе праздник, тем больше ажиотаж, – сетует 42-летняя Кристина. – Толпы людей в магазинах, тонны еды, украшений, подарков… Нам словно внушают, что праздника не будет, если мы всего этого не купим, не запасемся, не будем есть все больше и больше…»

День, ожидаемый всеми

И все же для большинства из нас, людей самых разных вкусов и поколений, традиция остается неизменной – даже если у каждого есть возможность проявить оригинальность и фантазию, например встретить Новый год в лесу, на улицах города или на тропическом курорте.

«Это мой любимый праздник! – улыбается 11-летняя Лена. – Дома пахнет елкой, много подарков и можно не ложиться спать! А еще мама всегда покупает какие-то особенные мандарины. Я вообще-то мандарины не очень люблю, но запах этих, зимних, мне кажется немножко волшебным, это запах каникул и новогодних чудес!»

Готовка настоящего оливье – мелко и аккуратно нарезанного, – похожда на медитацию и требует сосредоточения на процессе

«В прошлый раз мы решили: не будем возиться с оливье – надоело! – рассказывает 30-летняя Александра. – И не стали его готовить. А потом кто-то из гостей все же принес тазик салата… который все смели без остатка и с огромным удовольствием! Похоже, без оливье – это уже не совсем Новый год…»

Украшать стол нашей кулинарной классикой или же, к примеру, устрицами и фуа-гра (тоже, кстати, традиционными для европейцев блюдами) – такой выбор у нас сегодня есть. «И все же в Новый год нас скорее порадует неизменный «базовый» салат, – считает экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. – Потому что праздники размеряют нашу жизнь, служат для нее константой. Их мы воспринимаем как опору в нашем нестабильном мире.

Кроме того, готовка настоящего оливье – мелко и аккуратно нарезанного, с множеством ингредиентов и соблюдением пропорций – это кропотливая работа, которая требует от нас сосредоточения на процессе. В этот момент мы забываем о рабочих и семейных неурядицах, погружаемся в себя – и так обретаем состояние покоя и гармонии. Наконец, процесс его приготовления создает праздничное и творческое настроение: мы режем картошку и огурцы, крошим яйца и морковь, постепенно обдумывая, какими еще угощениями уставим стол, понравятся ли близким наши подарки и кому бы поручить приготовление индейки…»

Зачем мы садимся за новогодний стол

Вернуться в потерянный рай

«В незыблемости новогоднего застолья есть сильная эмоциональная сторона: это момент ностальгии, окрашенный воспоминаниями детства, – говорит психоаналитик Лола Комарова. – Почти у всех эти воспоминания светлые – гирлянды и елочные игрушки, подарки и мамин торт «Наполеон»… Для нас, взрослых, это словно возвращение в потерянный рай».

«Меня не слишком вдохновляет перспектива объедаться многочисленными закусками, горячим и десертами, – признается 58-летний Александр. – По-настоящему радует меня только пирог с вязигой, который пекла моя мама. Теперь уже мало кто знает, что это такое, а мама была родом с Волги… Сегодня я сам готовлю его вместе с дочерью – мне хочется, чтобы у моих детей и внуков были свои «якоря» памяти. В том числе – наши семейные праздничные блюда».

Новогодний стол – это своеобразная ритуальная жертва на стыке времен, когда «жертвующий» пытается умилостивить некие высшие силы

Ставшая ритуалом трапеза способна на время соединить и тех, кто в будние дни видится крайне редко. «Я давно живу отдельно, да и родители мои уже много лет как разошлись, – рассказывает 32-летняя Светлана. – Но каждый год мама ждет нас с отцом на обед 1 января. Меню неизменно: салат, заливное, жаркое из курицы с картошкой – тяжелая и жирная еда, я питаюсь совершенно иначе. Но понимаю, что мама старалась, готовила, наверное, звонила отцу – узнать, принесет ли он шпроты… Вообще-то для нас троих – это единственный повод увидеться, собраться вместе».

Мнение

Ольга Вайнштейн, культуролог

В наши дни Новый год становится все более камерным, семейным праздником по сравнению с советскими временами. Тогда в застолье нередко участвовали два-три десятка друзей и знакомых, а после полуночи торжество из квартир выплескивалось на улицы. Правда, сегодня ломящийся от еды стол постепенно уходит из традиции, потому что не играет компенсационной роли: в советское время в магазинах «выбрасывали» дефицитные продукты, продавались наборы, в госучреждениях давали предновогодние заказы. Хозяйки заранее закупали и копили продукты к Новому году. Но изобилие новогоднего стола не исчезнет вовсе, поскольку имеет символический характер. Это своеобразная ритуальная жертва на стыке времен, когда «жертвующий» пытается умилостивить некие высшие силы (хотя бы на грядущий год) и рассчитывает на их содействие, загадывая желание под бой курантов.

Зачем мы садимся за новогодний стол

Праздничная головоломка

Католическое и православное Рождество, 31 декабря и старый Новый год – для верующих и неверующих эти недели на стыке двух календарей сегодня превращаются в почти непрерывную вереницу праздничных встреч и событий. И для некоторых это становится настоящим испытанием.

«Я обязательно должна хотя бы раз пообедать у мамы, побывать у отца и еще найти время навестить родителей мужа, – перечисляет 28-летняя Наталья. – А ведь еще хочется повидаться и с друзьями! Приходится побегать, чтобы никого не забыть и не обидеть!»

«А я ощущаю себя эдаким рождественским гусем, которого откармливают на убой, – жалуется 23-летняя Анна. – Каждый раз мама готовит целые тонны еды и следит за тем, чтобы мы все съели. Настоящая пытка для желудка и психики! За прошлые праздники я поправилась на 4 кг и в сердцах сказала родителям, что больше к ним не приеду. Они ужасно расстроились и обещали больше на меня не давить. Посмотрим, сдержит ли мама свое слово!»

Зачем мы садимся за новогодний стол

Многим из нас удается найти собственный способ поддержать семейные связи… тесные или не очень. «На Новый год и православное Рождество к нам с женой из Англии и Германии приезжают наши «бывшие» с детьми и новыми супругами, прилетает моя сестра с маленьким сыном, – делится 50-летний Юрий. – Мы видимся лишь раз в году, в большом дачном доме, который строил еще мой дед».

«А мне нравится встречать новогоднюю полночь дома – с родителями и младшим братом, – говорит 23-летний Андрей. – Поднять бокалы с шампанским, всех поздравить и развернуть подарки, а через час-другой переместиться к друзьям или в клуб. Кстати, так поступают почти все мои друзья».

«Так сложилось, что ни у меня, ни у моей жены нет с родственниками близких связей, – признается 36-летний Алексей. – Поэтому на праздники мы вдвоем всегда стараемся уехать куда-нибудь подальше. Хотя я думаю, что в будущем, когда у нас появятся дети, все изменится: путешествовать станет сложнее, да и нам с женой наверняка захочется отмечать Новый год вместе с ними. В этом наши желания абсолютно совпадают».

Источник фотографий: RAPHO/EAST NEWS, STOCKFOOD/FOTOBANK
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерОКТЯБРЬ 2017 №20138Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты