psyhologies.ru
тесты

После потрясений

В обычной жизни стресс неизбежен: природные катастрофы, болезни, конфликты. Но мы не отдаем себе отчета в том, что иногда эти испытания продолжают воздействовать на нас спустя месяцы и даже годы. Это относится и к постоянному фактору стресса в современном мире – терроризму.
Девушка в метроДевушка в метро

Александру 46 лет, и он никогда не бывал в башнях-близнецах, хотя живет на Манхэттене уже много лет. Никто из его близких не пострадал 11 сентября 2001 года, но через год он почувствовал, что жизнь его изменилась. Работа в картинной галерее перестала радовать, учить итальянский расхотелось, дети-подростки вызывали постоянное раздражение, доходящее до ярости. Почти каждую ночь он просыпался в холодном поту и никак не мог уснуть. На приеме у врача Александр с удивлением узнал, что его соседи обращаются с похожими жалобами.

Ольга – 20-летняя московская студентка. Утром 29 марта она почти бежала от метро до института, чтобы не опоздать. Двое студентов, оказавшихся на станции «Парк культуры» чуть позже, не пришли в тот день совсем. С тех пор не проходит и дня, чтобы Ольга не представляла себя на их месте. Она так и не смогла заставить себя войти в метро. «Вроде бы ничего плохого сейчас не происходит, но я все время жду, что что-то случится, вздрагиваю от любого звука, – рассказывает Ольга. – Когда кругом много людей, мне неуютно, все время хочется побыть одной. Стала курить пачку в день. У всех жизнь продолжается, а я как будто замороженная. Наверное, потом это пройдет?»

Отголоски травмы

Александр и Ольга, при всей разнице их опыта и чувств, говорят об одном и том же: спустя долгое время после событий, вызвавших эмоциональное потрясение (будь то техногенная катастрофа, смерть близких, насилие или теракт), может сохраняться болезненная реакция. «Любой из нас может в первое время испытывать сильный страх, гнев, нервное возбуждение или, наоборот, эмоциональное онемение, – поясняет психолог Анна Фенько. – Однако если подобные симптомы нарушают привычный ритм жизни (например, человек боится ездить в метро и вынужден уволиться с работы) и длятся больше месяца, можно говорить об остром посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), свыше трех месяцев – о хроническом». Стресс может проявить себя не сразу или усиливаться с годами: через два года после теракта 11 сентября среди тех, кто живет поблизости от взорванных башен, 14% страдали посттравматическим стрессом, а в 2007 году таких было уже 19%.

В зоне риска

8-10% мужчин и женщин в тот или иной период жизни переживают посттравматический стресс. «Он развивается у 15-25% тех, кто участвовал в трагических событиях, но физически не пострадал, – утверждает старший научный сотрудник Института психологии РАН Надежда Тарабрина. – Среди ветеранов Афганистана таких 17%, среди чернобыльских ликвидаторов – около 19%». В Беслане посттравматическое стрессовое расстройство наблюдалось у всех жителей города.

Психология жертвы

Те, кто не смог освободиться от последствий травмы, бессознательно выбирают одну из стратегий поведения, помогающих жить с острым чувством незащищенности, страхами и постоянной тревогой.

  • Стараются предупредить опасность (отсюда возбуждение и взвинченность) или ускользнуть от нее (появляются сверхосторожность, иррациональные страхи, мнительность).
  • Пытаются избавить других людей от опасности (среди полицейских в США немало тех, кто пострадал в детстве от насилия).
  • Ищут себе защитника. Чаще так ведут себя женщины, с которыми плохо обращались в детстве. Они склонны к сильной привязанности и часто оказываются зависимы от партнера.
  • Объединяются с теми (будь то ветераны или экстремисты), кто так же, как и они, страдает от пережитого в прошлом насилия.
  • Становятся сами источником опасности: ветераны военных конфликтов часто попадают в криминальную хронику.

Человеческий фактор

Трагические события, вызванные умышленными действиями людей, для нас особенно травматичны. Природные катаклизмы или несчастные случаи, происходящие по неосторожности или случайному стечению обстоятельств, переживаются менее тяжело. «В ситуации опасности мы склонны действовать, чтобы ее избежать или хотя бы уменьшить, – считает американский психиатр Чарльз Мармар (Charles Marmar). – Когда речь идет о смертниках, меры предосторожности просто не работают». Именно поэтому после терактов многие испытывают страх и смятение. «Если бы в метро люди погибли в результате неисправности техники или ошибки машиниста, это тоже было бы трагедией, – соглашается Анна Фенько. – Но пережить ее легче, чем примириться с мыслью, что кто-то хотел убить как можно больше людей». Неприятие насилия сильнее выражено у женщин, поэтому риск развития посттравматического синдрома у них выше. Пережитая травма может даже передаваться по наследству: признаки посттравматического стресса отмечены у 85% детей и 60% внуков узников концлагерей и жертв сталинских репрессий.

Как себе помочь

Сильные отрицательные эмоции (страх, отчаяние, паника) кажутся неуместными, особенно если трагедия не затронула нас непосредственно. Отсюда стремление сдерживаться, не проявлять своих чувств. Однако невысказанные эмоции усиливают внутреннее напряжение и тревогу, постепенно разрушая нашу жизнь. Поэтому так важно говорить о своих чувствах с близкими, друзьями или психологами, считают наши эксперты. Лучше сохранять привычный образ жизни и даже в безрадостном настроении не пренебрегать маленькими радостями. И конечно, не стоит смотреть телепередачи, в которых многократно обсуждаются трагические события. «Визуальные СМИ слишком эмоционально насыщенны, тем более для тех, кто вновь и вновь видит трагические картины в своем сознании, – считает психотерапевт Анна Варга. – Новости лучше узнавать из газет или в Интернете».

Есть вопрос?

  • Центр экстренной психологической помощи МЧС России, тел.: (495) 626-3707, (812) 718-2516.
  • Общество семейных консультантов и психотерапевтов, тел.: (906) 716-2343, www.supporter.ru

Однако если расстройство все-таки возникло, нельзя оставлять его без внимания. Если есть понимание ситуации и желание преодолеть последствия стресса, психотерапия способна оказать эффективную помощь. Наши эксперты называют среди прочих подходов эмпатическое слушание, тренировку расслабления, десенсибилизацию по отношению к травматическим событиям в сочетании с мягкими антидепрессантами.

Как распознать посттравматический стресс?

Чаще других встречаются следующие симптомы:

  • острые переживания травматических событий в ночных кошмарах или внезапных наплывах воспоминаний, которые сопровождаются страхом, сердцебиением, дрожью, холодным потом;
  • избегание мест и действий, связанных с трагическими событиями;
  • головные боли, проблемы со сном, чувство вины;
  • тревожность, возбудимость, раздражительность, вспышки ярости;
  • неспособность испытывать эмоции, в том числе положительные;
  • отчуждение от окружающих, потребность в одиночестве;
  • трудности с концентрацией внимания, сужение сферы интересов и временных горизонтов.
Читайте также
Четыре практики, которые помогут освободиться от страха и тревоги

Четыре практики, которые помогут освободиться от страха и тревоги

В современном мире каждый из нас подвержен большому количеству страхов. В последнее время к ним прибавился новый – страх терактов. Он выбивает из колеи. Мы кажемся себе уязвимыми и беззащитными. Как вернуть былое самообладание? Рассказывает колумнист британского Psychologies Крис Коннорс, выросший в Белфасте, одном из самых опасных с точки зрения террористической угрозы городов.

Читать статью дальше
Посттравматический синдром – страх после страха

Посттравматический синдром – страх после страха

Однажды ночью Дженнифер Хоппер и ее подруга проснулись и увидели, что рядом с их постелью стоит мужчина с ножом. Он изнасиловал их обеих и убил одну из девушек. У Хоппер остались шрамы от ножевых ранений на горле и руках, а в поведении появились признаки посттравматического стрессового расстройства.

Читать статью дальше
Источник фотографий: PHOTOXPRESS
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Услышать сигналы тела и суметь их расшифроватьУслышать сигналы тела и суметь их расшифроватьБудет ли легкомыслием думать, что наше лицо, фигура, кожа, руки или форма ушей говорят нечто важное о нашем темпераменте, эмоциях или личной истории? Что мы можем узнать с помощью телесной психотерапии о нашем уникальном способе бытия в мире? Что знал Фрейд о языке симптомов и какую пользу работа с телом принесла нашей героине? К каким методам следует относиться с осторожностью и почему принципы психосоматики особенно эффективны при лечении детей? Краткий весенний курс взаимопонимания тела и души. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты