psyhologies.ru
тесты

«Видеть смысл, чтобы исцелиться»

Столкнувшись с болезнью, мы нередко теряемся, земля словно уходит из-под ног. Тьерри Янсен предлагает нам по-новому отнестись к этому испытанию, чтобы обрести надежду, несущую исцеление.
Psychologies:  Вы ставите неожиданный вопрос: какой смысл в болезни? Значит, ответов, которые дает на него современная медицина, вам недостаточно?
Тьерри Янсен:  Наша современная западная медицина очень эффективна и может многое, но она обращена лишь к нашему физическому телу, «телу-объекту», и не интересуется психологическим измерением человека, «телом-субъектом». Разложив человеческий организм на составляющие – органы, клетки, молекулы – и изучив их устройство, медицина забыла о связях, которые создают из этих отдельных деталей целое. Между тем именно эти связи и делают человека человеком и соединяют его с миром. Часто, когда больной обращается к врачу, ему кажется, что тот занимается им только с «механической» стороны: «Врач лечит мою опухоль, а не меня». Я думаю, что медицина зашла слишком далеко в своем «сугубо биологическом» восприятии человека. Сегодня нам нужно изменить это представление, «одушевить» телесный механизм. Увидеть в теле душу, которая мыслит, мечтает, надеется, чувствует…
alt

Интервью

Тьерри Янсен (Thierry Janssen), получив диплом хирурга, работал в Брюссельском университете (Бельгия), затем занялся психотерапией. Автор нескольких популярных книг, одна из которых «Испытание болезнью: как пережить рак груди» в ноябре выходит в российском издательстве CORPUS.

По-вашему, болезнь – это своего рода призыв к порядку, исходящий от нашей психики?
Т. Я.: Болезнь – это кризис, она ставит перед нами вопросы: «Как вышло, что я заболел, почему я болен?» Болезнь одновременно выступает как опасность, поскольку мы многим рискуем, и как шанс, возможность понять, что мы собой представляем... и измениться. Это приглашение к росту, к развитию. Оказавшись лицом к лицу с болезнью, мы теряем привычные ориентиры, становимся как дети. В любой человеческой культуре существуют системы объяснения феномена болезни, которые призваны структурировать этот хаос. В разных мировоззрениях и у разных народов мы обнаруживаем архетипические понятия равновесия, гармонии, красоты, на которых основано представление о здоровье. Кроме того, повсюду присутствует идея коллективной ответственности по отношению к жизни. Опыт хаоса, данный нам в болезни, действует как укол, напоминая о фундаментальной потребности в смысле, присущей нашей природе.

Три условия нашего здоровья

Тьерри Янсен считает, что для здоровья физического и душевного в первую очередь необходимо свободное, гибкое, пребывающее в движении тело, соотносящееся с пластичным, гибким сознанием, способным сомневаться и меняться. Чтобы этого достичь, необходимо доверять себе и жизни. Чем больше мы доверяем себе и миру, тем легче нам оставаться пластичными, меняющимися. И наоборот, чем мы пластичнее, тем больше мы склонны доверять себе. Доверие и пластичность – два качества, ведущие нас к согласию с собой, а оно, в свою очередь, необходимо, чтобы мы могли в полной мере реализовать свое жизненное предназначение.

alt
alt ФОТО PLAINPICTURE/FOTO S.A. 
Может ли у болезни быть единственный, универсальный смысл?
Т. Я.: Нет. Многозначность болезни отражена уже в существовании разных слов для ее обозначения: «недуг», «недомогание», «хворь», «заболевание», «расстройство»... Есть по крайней мере три смысловые грани, которые, к примеру, удачно отражены в английском. Чтобы обозначить биологическую сторону, есть слово desease (заболевание), объясняющее материальную, органическую природу явления. В понятие болезни входит также смысл субъективного нездоровья, внутреннего неблагополучия, плохого самочувствия, который выражает английское illness. Есть и третье, столь же важное, понимание болезни как общественного явления – sickness, которое характеризует болезнь как социокультурный феномен и рассматривает ее как проблему всего человеческого сообщества.
Выходит, что главное – не искать смысл болезни, а самим придать ей смысл?
Т. Я.: Именно так. Виктор Франкл, австрийский психиатр, оказавшийся в немецком концлагере во время Второй мировой войны, заметил, что у заключенных было больше шансов выстоять, если им удавалось придать смысл своим страданиям*. Придать смысл тому, что переживаешь, – значит создать возможность надежды. Именно она помогаем выжить в ситуации абсурда. Она позволяет увидеть себя в будущем, испытывать позитивные эмоции, жизненно необходимые для нормального функционирования нашего тела. Перед лицом болезни происходит примерно то же самое. Мой опыт изучения коренных народов – таких, как австралийские аборигены или камерунские дуала, – привел меня к выводу: придавая болезни смысл, человек думает, что он может на нее воздействовать. Если веришь, что ты жертва рока или сглаза, то можно молиться божеству или упрашивать колдуна, которые являются причиной несчастья. Я могу также вступить в диалог с моим страданием и сказать себе: мое положение – результат дурных привычек. Если я изменю свои привычки, немного подправлю ход вещей, то получу власть над болезнью.
И этого достаточно, чтобы поправиться?
Т. Я.: Не совсем. Современные исследования показывают, что надежда и положительные эмоции усиливают восстановительные процессы и иммунную защиту организма. Если мы хотим помочь телу излечиться, необходимо учитывать психологическую сторону – разумеется, продолжая предписанное лечение. При этом нужно сопротивляться искушению добиться абсолютного совпадения символического смысла болезни и ее биологической природы, иначе мы рискуем перепутать интерпретацию симптомов болезни с ее реальными причинами.

Адреса

  • www.miloserdie.ru – портал о благотворительности и социальной деятельности. Подробнее
  • Детский хоспис в Марфо-Мариинской обители http://miloserdie.ru/friends/about/detskij-hospis/Хоспис работает с детьми, страдающими тяжелыми неврологическими и генетическими заболеваниями.
Иначе говоря, пытаться все объяснить «психологией» опасно?
Т. Я.: Совершенно верно. Нужно осторожно относиться к таким интерпретациям, при которых болезнь рассматривается исключительно как физическое выражение психологических проблем и внутренних конфликтов. Некоторые психотерапевты доходят до утверждений о том, что осознание и разрешение эмоциональных конфликтов само по себе может излечить такие недуги, как рак. Это опасно, поскольку большинство болезней возникают в результате целого комплекса причин: наследственность, образ жизни, психические травмы, инфекции, режим питания… Психологический стресс – лишь один из этих факторов. Было бы абсурдом предлагать готовое объяснение типа: «Рак горла – результат того, что человеку не удавалось высказать то, что он думает», не учитывая то обстоятельство, что человек этот выкуривал по две пачки в день. Некоторые больные, которых убедили в том, что их состояние имеет чисто психологическую природу, прерывают курс лечения и полностью переключаются на психотерапию, а потом чувствуют вину за то, что «не справились», не смогли выздороветь.
Где проходит грань между самообвинениями и осознанием ответственности?
Т. Я.: Никто не виноват в своей болезни. В то же время мы должны научиться ответственному отношению к своему здоровью. Среди многочисленных факторов, приводящих к болезни, есть такие, которые можно исключить. Профилактика лучше, чем лечение. Так что придать смысл болезни – значит еще и осознать нашу ответственность за процессы, которые ее вызвали, и решиться изменить свои привычки и образ жизни. В этом и заключается наша реальная власть над болезнью. Смысл ее, таким образом, нужно понимать двояко – одновременно как «почему?» и как «зачем?». Он позволяет нам избрать новое направление нашего существования, достичь новой гармонии.
Как же ее достичь?
Т. Я.: Каждый из нас неповторим, у каждого своя история. Поэтому надо помочь пациенту найти собственный смысл в страданиях, избегая готовых решений и уважая его особый внутренний мир. Современная медицина оставляет мало места для этого круга вопросов. Психотерапевтическое сопровождение больных как дополнение к лечению могло бы оказать бесценную помощь пациентам. Положительные эмоции, возникающие в процессе психотерапии, наверняка способствовали бы выздоровлению. Речь о том, чтобы достичь согласия между телом и душой. Ведь цельность человеческого существа – одна из фундаментальных составляющих выздоровления (см. в рамке на с. 148). Согласие с собой предполагает, что мы (вновь) обретаем единство наших мыслей, убеждений, слов и действий. И не надо ждать болезни, чтобы начать проводить в жизнь эти здоровые принципы. Подготовила Ксения Киселева

* В. Франкл «Cказать жизни «Да!». Психолог в концлагере». Альпина нон-фикшн, 2009.

Об этом

  • Тьерри Янсен «Испытание болезнью: как пережить рак груди» CORPUS, 2009. Пережить рак груди... иначе. Эта книга излучает поразительный оптимизм, предлагая новый взгляд на болезнь, проница-тельный и мудрый. Что делать тому, кто только что услышал тяжелый диагноз? «Дышите!» – отвечает Тьерри Янсен.
Источник фотографий: PLAINPICTURE/FOTO S.A
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Антистресс: как жить спокойнееАнтистресс: как жить спокойнееМы часто ищем способ снизить напряжение и избавиться от стресса. Но забываем, что стресс дает нам шанс лучше осознать свои эмоции, перестать их бояться и обрести внутренне умиротворение. Что такое стресс с точки зрения нейропсихологии и что мы можем ему противопоставить? Как избежать истощения и согласовать требования общества с личными интересами? Досье поможет распознать тревожные сигналы, определить причины стресса и найти жизненный баланс. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты