alt

На суде присутствовала и Ханна Арендт, знаменитый философ, ученица Хайдеггера и Ясперса. Ханна освещала процесс Эйхмана для The New Yorker и на основе своих репортажей написала эту книгу. Детально исследуя на примере Эйхмана мутации личности в условиях тоталитаризма, она показывает «банальность» гестаповца – несомненно, очень «эффективного менеджера», отлично наладившего механизм уничтожения миллионов евреев. Одна из деталей портрета: он изъяснялся исключительно фразами-клише. «Бюрократический стиль – это единственный доступный мне язык», – извинялся он. И последние слова Эйхмана перед казнью («он взошел на эшафот с величайшим достоинством») тоже были не что иное, как клише. «Под виселицей он «испытал подъем» и забыл, что это его собственные похороны».

Европа, 424 с.