«Принять свою обреченность на любовь»

«Эту книгу трудно прочитать до конца – в том смысле, который у Окуджавы о Старом Арбате, помните: «Никогда до конца не пройти тебя»? Множество встреч, и каждая – уже разговор. Шекспир, Рильке, Цветаева, Пастернак, Бродский. А также Гегель, Хайдеггер, Барт… Знакомые и незнакомые «часовые любви»… Про что эта книга? Отвечу «по-маяковски» – «про это». Про то, что любовь и свобода – две главные ценности человеческого бытия – никак не совместимы.

Ну разве что только вначале, пока помнится: выбор был. Про то, что роковая встреча не случайна, какие бы аргументы против этого ни выдвигал здравый смысл.

Верность в любви – это прежде всего верность себе и вследствие того – своим любимым

А еще – про преданность, верность в любви. И тут никаких иллюзий! Верность – это прежде всего верность себе. И лишь вследствие этого – верность «живущим во мне» любимым. Ну а как быть с теми, кто живет по ту сторону моего «Я», наяву? Горько признать, но их жизнь непредсказуема. Они могут изменить нам, они могут изменить себе. Примите это как данность!

Михаил Эпштейн, написавший изумительное предисловие к «Логосу любви», признается: «Самое большое впечатление на меня произвели те страницы, где говорится об умирании любви, о ниспадании ее девяти оболочек. Нигде так пронзительно не обнаруживается кровная жизнеспособность любви, как в корчах ее умирания». И здесь наши впечатления совпадают.

Добавлю как практикующий психолог, что книга заключает в себе колоссальный потенциал целительного понимания и приятия тех, кому выпало любить страстно, страдать от любви, испытывая ее к людям, любящим или способным любить лишь «чуть-чуть». Чего стоит одна маленькая ремарка Галины Иванченко: «У меня… прошло лет семнадцать, прежде чем можно было уверенно говорить о решении задачи «разлюбить». «А у меня – двадцать», – без всякого пафоса готов ей вторить. Может быть, поэтому я чувствую в себе силы, и даже некое моральное право, помогать людям, которые приходят ко мне на прием с этим вопросом.

Некогда Ролло Мэй, размышляя о страхе, определил разницу между Фрейдом и Кьеркегором, пишущими об этом «предмете»: «Фрейд знал все о страхе; Кьеркегор знал страх». Автор «Логоса любви», кажется, знает все о любви, но сверх того – знает любовь».

Об авторе книги

Галина Иванченко - доктор философских наук, кандидат психологических наук, профессор Государственного университета — Высшая школа экономики. Автор нескольких книг. Смысл, 143 с.