alt

Почему не только детям, но и взрослым нравятся такие трюки?

По поводу детей и взрослых есть два убеждения, разделяемых очень многими людьми, как психологами, так и не-психологами. Первое: больше всего на свете дети любят играть; второе: дети любят играть больше, чем взрослые. Но так ли это?

Предложите 5-6-летней девочке выбрать, чем проутюжить платьице для куклы: игрушечным утюжком (игрушечным – то есть ненастоящим, воображаемым, или, как говорят психологи, существующим в условном плане) или утюгом настоящим, электрическим (пусть это будет утюг-утюжок той же формы, цвета и веса). Что девочка выберет? Я думаю, настоящий утюг. А вы как думаете? Теперь присмотритесь к взрослым, увлеченно играющим в «Мафию». И попробуйте предложить, как в фильме Фрэнсиса Форда Копполы «Крестный отец»: «Не лучше ли сыграть «по-взрослому?» (Читатель понимает, что я имею в виду?) Ответ не заставит себя долго ждать: с ворами и комиссарами – не хотим.

Словом, не получается ли так: дети чаще хотят быть взрослыми, чем детьми, а взрослые – быть детьми (хоть и реже отдают себе в этом отчет)? Чудеса, которые мы видим, позволяют каждому – и тем, кто помладше, и тем, кто постарше – достигнуть желаемого.

Фокусы и трюки в любом возрасте не менее важны, чем пресловутые ЗУНы («знания-умения-навыки»). Это прекрасное средство исследования и развития мышления: можно подсмотреть, как происходит чудо, можно попросить, чтобы тебе раскрыли секрет фокуса, а можно и самому догадаться…

Любовь к парадоксу – почему?

В каждом из нас – это знают многие читатели Psychologies – не одно, а несколько «Я». Автор транзактного анализа Эрик Берн считает, что это Родительское, Взрослое и Детское «Я». Эти три «Я» мало похожи друг на друга, они могут проявляться в разное время, вступать в сложные отношения друг с другом. Образно говоря, они могут ссориться, сохранять автономию, а могут и дружить… Бывают случаи, когда два «Я» вступают в коалицию друг с другом, противопоставляя себя третьему «Я» (так в жизни мы способны дружить «против» кого-то).

Вот теперь вернемся к трюкам, фокусам и прочим чудесам (магическим картинкам, иллюзиям, фигурам невозможного, зрительным иллюзиям). Как вы думаете, что происходит с тремя нашими «Я», когда буквально на наших глазах или при нашем участии все это случается? Мне кажется, в такие моменты два из них (Детское и Взрослое) объединяются против третьего (Родительского). Ведь Родительское «Я», как чеховский урядник, всегда исходит из убеждения, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». «Чудесное» – площадка встречи Детского «Я» («Все возможно!) и Взрослого «Я» («Все объяснимо, но это требует времени и усилий»). Детское «Я» обожает превращения, перевертыши, сюрпризы, небылицы, оно склонно к играм, в которых, как говорят, «все может стать всем» (палочка может превратиться в коня, ребенок – во всадника, две стороны перекрученной ленты – в одну ленту и пр.). Взрослое «Я» обнаруживает, что это возможно. И они оба с удовольствием «делают нос» Родительскому «Я» – этому всезнайке-уряднику, оставляя его в дураках.

Вадим Петровский, доктор психологических наук, профессор НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник Федерального института развития образования, член-корреспондент Российской академии образования, психолог-консультант.