Разделить одиночество того, кто рядом

Когда мы сталкиваемся с реальной зависимостью, может возникнуть сомнение в свободе человека. Самый распространенный пример — алкоголизм. Человек начал выпивать, а потом вдруг оказалось, что он уже не контролирует ситуацию, что уже «не он выпивает, а его выпивает». И что бы ни говорили его близкие, что бы они ни делали, как бы ни боролись, он уже не может не пить.

ПРЕОДОЛЕТЬ ЗАВИСИМОСТЬ ЛЕГЧЕ, ЕСЛИ В ОБЩЕНИИ С КЕМ-ТО МЫ МОЖЕМ ОЩУТИТЬ СЕБЯ СВОБОДНЫМИ.

Где же здесь свобода? Налицо лишь химическая зависимость, с которой сам зависимый уже ничего поделать не может. Во всяком случае, так видится ситуация извне. Но если получится поговорить с этим человеком по душам, если удастся понять изнутри его самого и ситуацию, в которой он оказался, наше видение изменится. Одно дело наблюдать со стороны Семена Мармеладова в кабаке за очередной рюмкой водки. Совсем другое дело — понимать, что ему, как пишет Достоевский, «пойти некуда». Тогда мы видим не только того, кто страдает от своей зависимости, но и того, кто был от нее свободен. Затем приходит понимание, что есть нечто неотвязное (какая-то мысль, чувство, настроение), что вынуждает его пить. Он пьет, потому что в трезвом состоянии ему невозможно с этим жить. Алкоголь притупляет его страдания. То, что мы видим извне как зависимость, изнутри видится как свобода. И еще: пьющий человек страдает не только из-за того, что он чувствует нечто, с чем не может справиться, чего никак не может принять, но также из-за того, что он очень одинок в этом своем чувстве. Никто из близких не разделяет с ним его страдание, его одиночество. Все вокруг лишь твердят: «Не пей!» Что толку говорить «Выпрямись!» человеку, которого гнетет непосильная ноша? Он прос-то не может выпрямиться, а благие пожелания лишь добавляют ему страданий и горечи, отнимают последние силы, сгибают еще больше. Желание все контролировать и за все отвечать, внешняя забота о зависимом вплоть до утраты собственной жизни без понимания его ситуации изнутри непродуктивны. Поэтому, если у близких развивается подобная созависимость, она только сильнее отдаляет их от того, кто страдает.

Пьющий человек живет одиноко и отдельно от своих близких. Он будет пить до тех пор, пока не почувствует кого-то из них рядом, пока он не сможет поделиться тем, что заставляет его пить, пока не разделит с другим свою ношу. Только тогда он почувствует свободу, исходящую не от алкоголя, а от другого человека, и тогда алкоголь потеряет над ним свою власть. Мы можем преодолеть свои зависимости, мы можем быть выше их, если в общении хотя бы с одним человеком мы почувствуем себя свободными.