«Тело не живет, а лишь защищается»

Мы приходим в этот мир и получаем в пользование инструмент – тело. С его помощью мы не только имеем возможность продолжить свой род, двигаться и получать удовольствия, им мы познаем мир: видим и слышим, обоняем и осязаем, думаем и чувствуем.

Инна Хамитова
клинический психолог

В нем, как в доме, мы и живем. В процессе жизни наше тело растет и развивается, а вместе с ним растем и развиваемся мы, все более виртуозно осваивая этот инструмент, обживая этот дом со всеми его уголками. А еще именно телом мы посылаем различные сигналы этому миру: кто мы и чего хотим. Мы стараемся выглядеть определенным образом, вести себя определенным образом. Как инструмент самопрезентации наше тело испытывает на себе максимальное влияние среды и социума. Классический пример: представление о том, как выглядит успешный человек, меняется в зависимости от эпохи. В прежние времена полнота считалась признаком сытости, достатка и успеха и, как следствие, приветствовалась, а в современной европейской и американской культуре полнота воспринимается скорее как неблагополучие: она признак либо болезни, либо безразличия к своему телу. Человек эпохи Ренессанса с его торжеством плоти – кошмарный сон инструктора по фитнесу. И отношение людей к телу, причем не только к своему, зависит от того, что принято в социуме. Мы склонны делать выводы о человеке по его внешнему виду. И осуждать его, если он не соответствует общепринятым стандартам.

Но в результате мы сами оказываемся в ловушке – потому что вынуждены демонстрировать миру не свое настоящее тело, а образ, панцирь, доспехи, которые должны выглядеть определенным образом, и действовать, как диктуют общество, религия, культура. И тело – чудесный инструмент, предназначенный для познания и ощущения всей полноты этой жизни – превращается в нечто, что защищает нас от этого мира. И само тело не живет, а лишь защищается.

Любой человек испытывает потребность быть принятым ближними своими, он нуждается в любви и заботе. Как хочется девочке быть любимой, чтобы кто-то пришел, защитил, позаботился, избавил от одиночества! Путь к обретению себя долог, труден и непонятен. А вот обретение определенного внешнего вида кажется конкретным рецептом счастья, таким понятным. Накачанные губы, груди и «подправленные» другие части тела просто вопиют: «Полюбите меня, я так боюсь одиночества, позаботьтесь обо мне, я нуждаюсь в вас». И тогда очень страшно поправиться или иметь не такую грудь и попу….

Так же пугает человека «за 40» в нашем ориентированном на молодость мире перспектива одинокой старости и немощи, невостребованности, брошенности и ненужности. И как обычно, внутренний путь, с переоценкой ценностей и подведением итогов, – труден, а иногда и печален. Разве легко сказать себе: «Да, мечты юности не сбылись и ничего ты не достиг…»? Вот и пытается человек уцепиться за ускользающую юность, проделывая многочисленные манипуляции с собственным телом. Я, конечно, говорю здесь не о здоровом образе жизни: забота о теле представляется вполне разумной, как уход за инструментом, которым пользуешься продолжительное время.

Обратный вариант – пренебрежительное отношение ко всему телесному. Защитный слой жира, многочисленные болезни могут нести как послание «Отойдите от меня, оставьте меня в покое, я боюсь вас, этот мир так недружелюбен», так и призыв о помощи – «Я нуждаюсь в вас, позаботьтесь обо мне».

Эти колебания – от насилия над телом до пренебрежения им, от запихивания его в прокрустово ложе, заданное социумом, до полного невнимания к нему – отражают наши бессознательные колебания между страхом одиночества и страхом совсем потерять себя. Но истязание, равно как и безразличие, еще никогда никому не помогали. Что же делать? Видимо, то, к чему хорошо бы стремиться, – изучать и понимать собственное тело, его нужды и сигналы.