alt

В основном эти раскраски решают задачи искусствоведческого порядка: ребенок учится узнавать художников, запоминает имя и стилистику – увиденное надолго останется у него в голове. С искусствоведческими раскрасками нужно работать вместе с ребенком, они требуют присутствия взрослых, рассказывания и объяснения. Если искусствоведческой задачи нет, то с задачами предпрописей справится любая раскраска.

«Шедевры импрессионизма» Эксмо, 56 с.
«Шедевры импрессионизма» Эксмо, 56 с.

Почему эти альбомы так популярны сегодня у родителей?

Анна Скавитина : Современные родители часто чувствуют пробелы в своих знаниях об искусстве. Стесняются этого. И многие покупают раскраски вроде бы для ребенка, но, по сути, для себя. Приятно думать, что ребенок благодаря этим книжкам развивает эстетический вкус. Отчасти это так и есть: имя художника и манеру его письма он, скорее всего, запомнит. Но подлинный интерес к искусству раскраски вызовут лишь при участии взрослого, который расскажет историю картин, объяснит детали, полистает с ребенком альбом художника.

Развивают ли они воображение детей?

А. С. : Копирование, перенос контуров, конечно, воображение не развивают. Творчество появляется только тогда, когда ребенок рисует сам – делает свою картину, пусть и в том же стиле или на ту же тему. Но раскраски помогают ребенку ощутить собственные границы и границы листа, рисунка, учат штриховать и проводить четкие линии. Готовят руку к письму.

Ж. Кокто «Альбом для раскрашивания» Махаон, 56 с.
Ж. Кокто «Альбом для раскрашивания» Махаон, 56 с.

Что чувствует ребенок, который понимает, что его рисунок далек от своего образца – шедевра?

А. С. : Если он маленький, то он не обращает внимания на схожесть своего произведения с оригиналом. Его воображение дополнит картину нужными деталями. Ребенок школьного возраста, скорее всего, знает, что картину нарисовал великий художник, а значит, конкурировать с ним пока нет смысла. Взрослые куда больше повредят его самооценке, если будут сравнивать его рисунок с работой сверстника.