alt

Сегодня мы живем в ситуации культурного шока. Это революционное время смены ценностей и парадигм. Вся предыдущая история осознания человечеством себя перестала нас устраивать, мы больше не соответствуем тому образу человека, который был выстроен поколениями до нас. «Вечные истины» непрерывно меняются, мейнстрим постоянно ускользает. Эта ситуация может вызвать страх и желание на что-то опереться.

Найти в этом хаосе «своих», референтную группу – сложно. А иметь собственное мнение – слишком тревожно (вдруг оно окажется «неправильным»?). Но человек, который не может ответить на вопрос: «Что я об этом думаю?», лишается возможности ответить: «Кто я?», происходит кризис собственной идентичности. И это порождает тяжелую пустоту, которая требует заполнения. Такого рода скука – настоящая беда наших современников. Телевизор, особенно если на него тратить все свободное время, создает ощущение включенности в жизнь, но оно испаряется, когда телевизора нет. Как вы думаете, почему в ситкомах смех за кадром? Зрителю хочется точно знать, что он смеется там, где все, он не рассчитывает на собственное чувство юмора. Он мечтает о чем-то, что могло бы отвлечь его от самого себя. Телезрителю легко внушать любые идеи, он становится легко зависимым, потому что он уже зависим – от телевидения, в котором он спасается, и от апатии и от ответственности за свою жизнь.

Разум и размышления в этой ситуации часто подменяются эмоциями. Я слышу вокруг жаркие споры, собеседники кипятятся, выходят из себя, ссорятся навсегда – и при этом даже непонятно, из-за чего. Свобода, справедливость, героизм, нация, патриотизм, демократия, либерализм, коммунизм – об этом спорят без конца. Каждое из этих понятий можно и нужно всерьез обсуждать, редкие люди могут объяснить, что они под этим понимают. У меня ощущение, что слова становятся лишь якорями, привязанными к эмоциям. На моей памяти волнами наступали и спадали периоды, когда с этими словами выплескивалась буря энергии, порой неожиданно.

Не приходится удивляться, что в какой-то момент эту мощную энергию используют. Те или иные лидеры и вожди направляют ее в русло «простых решений» при помощи «простых объяснений». Все: благополучие, связи, даже инстинкт самосохранения – становится вторичным, требуется лишь туманная цель далекого будущего порядка, который все поставит на свои места. Но такой порядок – мечта, он бывает лишь в утробе матери и загробном мире. Поэтому все войны и революции заканчиваются разочарованием, опьянение борьбой становится самоцелью и требует компенсаций, которых не бывает в мирной жизни. Рациональные цели могут быть достигнуты, но они не удовлетворяют романтическое сознание.

Цель пропаганды – создать стереотипы или лозунги. Это инструменты для управления толпой.

Цель личности – думать и сомневаться. Не становиться частью толпы, не позволять собой управлять.

«Я не обязан разбираться в 30 партиях, мне проще одна», – сказал один из моих клиентов.

Так действительно проще – не решать, не выбирать самому.

Но ответственность за будущее лежит на каждом из нас.

Раз в месяц в редакции Psychologies за овальным столом собирается несколько психологов, писателей, деятелей культуры. Каждый из них рассказывает, что его волнует или интересует на сегодняшний день. Выбирается одна общая тема – и каждый из гостей пишет небольшой текст. В результате мы получаем объемную картину – несколько мнений по одному вопросу. Тема нашего последнего «Овального стола» – «Некритическое отношение к информации».