Почему мы так ездим?

Немало ситуаций нашей обыденной жизни приводят нас в недоумение. Каждый месяц наши эксперты помогают разобраться в одной из них. В этот раз системный семейный психотерапевт проехала по городским улицам за рулем своего автомобиля.

Анна Варга
Системный семейный психотерапевт

«Я за рулем больше 20 лет. Когда начинала водить, это была смесь ужаса и восторга. Было страшно, что не справлюсь с управлением, куда-нибудь улечу, машину мне побьют или я кого-то стукну. И я испытывала восторг от того, что сижу и одновременно перемещаюсь, легко управляю этой махиной… Затем появилась зависимость: я езжу на машине всегда и везде. Она меня защищает от погоды, от толпы, от необходимости таскать тяжести. Я могу слушать музыку, которую люблю, и вообще мне в машине хорошо...

Мы ездим так, как живем. Если на улице, в транспорте мы готовы пропускать, внимательны и предупредительны, мы так же будем вести себя и на дороге. Я, к примеру, оставляю перед собой довольно большое расстояние, и меня легко подрезать. Я стараюсь пропускать других, вижу людей (машины) справа и слева. И для того, чтобы вдруг начать вести себя агрессивно, мне надо как-то специально с собой договориться – это происходит, когда я слишком спешу.

Во время движения водитель и автомобиль становятся единым целым, и получается, что машина – это я, а другие машины – это другие люди. И на дороге между этими «кентаврами» – человеко-машинами – постоянно происходит общение. В потоке машины подчиняются законам толпы. Очень плотный поток (без стоячих пробок) – царство стресса. Там начинают действовать «волчьи» законы. Чем машина больше, тем она наглее. Подрезал – будешь наказан. Если кто-то едет медленнее потока, он – идиот, его все презирают и популярно объясняют ему это… Как и в толпе, в потоке мы становимся злобными и агрессивными. Сохранять достоинство и вести себя корректно удается немногим – обычно тем, кто очень хорошо водит, профессионалам, которые научились не идентифицировать себя с толпой, как хирурги, которые умеют не умирать с каждым своим пациентом.

Другое дело, когда все встало – из-за ремонта дороги, аварии или перекрытия проезда для высокопоставленных лиц. Водители в этих ситуациях становятся солидарнее, поскольку у них появляется общий внешний враг. Машины начинают двигаться через одного, пропускают тех, кто должен вклиниться в поток, откликаться на просьбы, сигналы. То есть мы стараемся вести себя благородно, как люди, которые уважают других людей».

Синдром одиночества.

«Новичкам бывает сложно оставаться один на один с дорогой. Со мной сначала ездил муж. Когда он не мог, я сажала собаку. Так мне было легче».

Хулиганы за рулем.

«Есть мнение, что женщина за рулем – катастрофа. На мой взгляд, гораздо опаснее за рулем хулиганы. Я регулярно вижу людей с iPad, которые что-то читают или пишут, разговаривают без hands-free, набирают сообщения, устраивают гонки... Вот что ужасно, вот за что надо наказывать».

Сказать спасибо.

«Для европейцев это естественно, благодарить и договариваться: они всегда были вынуждены это делать, у них маленькая территория, на которой нужно уживаться. А у русских такого никогда не было: что-то не понравилось – взял и переехал, земли-то много. Эта особенность в сознании сохранилась и у нас. Хотя поблагодарить, помигать аварийкой, поднять руку – все это чудесные знаки внимания. У меня была идея сделать бегущую строку на заднем стекле, которая всех бы успокаивала, типа «дорогие попутчики…»

АННА ВАРГА, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов.