Девочка и собака
Фото
Getty Images

Хотя, на мой взгляд, эта фраза не имеет прямого педагогического смысла, а просто наполнена заботой и любовью. Что же касается ответственности, то мне кажется, что все не так императивно. По крайней мере, количество «да» в ответе вполне уравновешивается таким же количеством «нет».

Да, мы в ответе за пространство и время, которое мы проводим рядом с детьми. За то, что мы можем, а следовательно, должны сделать. Но мы не в ответе за их судьбу. Мы не можем монополизировать ответственность, прежде всего лишив ответственности самих детей, будущих взрослых. Это их судьба, и мы не вечные дежурные в их жизни.

Мы ответственны и даже виновны, если не соответствуем лично всему тому, чем бередим душу детей. Строго говоря, нельзя воспевать мужество, будучи трусливым человеком, раздувать чувства, оставаясь равнодушным, нельзя воспитывать идеализм, будучи циником.

Но мы не отвечаем за их выбор жизни, если даже мы его подсказали, если сами ему следуем, то есть отвечаем за соответствие. Мы не несем ответственность за то, что они стали такими же порядочными и честными людьми, как мы, что им так же непросто жить, что в материальном измерении они, может быть, и не очень успешны, но по-своему счастливы. Мы не несем ответственности ни за их счастье, ни за несчастье. Мы не несем ответственности за их сомнения и поиски.

Мы не несем ответственность за их «устройство в жизни». Мы не несем ответственности за то, что они могут погибнуть в первых рядах на войне за Родину, хотя, наверное, несем – если эта война несправедлива.

Но мы несем ответственность за экстремизм, максимализм, неучет детских особенностей психики, их обостренное восприятие справедливости, их особенности черно-белого сознания.

Мы ответственны не за свои слова, но за «красное словцо».

Мы не несем ответственности за хорошее воспитание – только за плохое.

Мы не несем ответственности за их неудачи и поражения – только сопереживаем; за их отступничество и предательство – только испытываем горечь и боль. Точно так же не гордимся их победами – только радуемся; и не принимаем как должное их верность – а лишь с благодарностью и как удачу.

Мы отвечаем за честные отношения и помощь слабым, за соучастие в трудную минуту и личный пример, за добросовестность и терпение. Но не за жизнь и судьбу, не за каждое оброненное слово или искренний совет.

Мы должны помнить о «не навреди», но не сковывать себя нечеловеческой ответственностью. Поэтому нужно брать на себя только то, что возможно: откликнуться, научить, предложить, показать и даже напутствовать – то есть быть всегда как бы «первой учительницей» и, когда они вырастут, передать «с рук на руки» в жизнь.