Я хороший айтишник, но мне быстро становится скучно — приедается рутина. И я ищу новые проекты, а жена недовольна. Сама она работает уже давно в одной компании и не собирается ее менять. Я не готов работать, как родители, всю жизнь на одном предприятии.

Егор, 37 лет, Новосибирск

Ваш образ жизни, Егор, и правда отличается от сценария поколения родителей: в нем человек, меняющий работу чаще других, казался ненадежным, его называли «летуном». Зато вас прекрасно поняли бы те, кому еще нет тридцати: им странно даже помыслить, что можно сидеть на одном месте, когда кругом столько возможностей. И вот тут, как мне кажется, и кроется причина вашего беспокойства.

Дело ведь не в том, что вы часто меняете место работы, — а в том, как вы его меняете. Новое каждый раз оказывается версией старого, обрастает рутиной.

Вы иронизируете по поводу скучной стабильности — как у жены, к примеру, — а сами, по сути, делаете почти то же самое, только со сменой декораций.

Но меняетесь ли вы сами? Профессиональная востребованность может сыграть с человеком злую шутку: вы можете позволить себе иллюзию перемен за счет чисто внешних изменений — для рынка труда вы и так хороши. Но, похоже, внутри что-то тревожит, и это отнюдь не мнение жены.

Мне в вашем письме слышится беспокойство человека в расцвете лет, который заметил, что делает одно и то же, и не понимает, как это изменить. «Интерес» — свойство не книги, фильма или профессии, а читателя, зрителя или специалиста.

Заскучать или найти для себя новый смысл — это наш выбор. Задайте себе пару простых вопросов: что вы делаете, чтобы скучное стало опять интересным, и от каких усилий и рисков отказываетесь, когда надоевшее просто меняете на точно такое же, но новенькое. Возможно, вы увидите, что важно изменить в себе.