Екатерина Михайлова
Член международной Ассоциации групповой психотерапии и групповых процессов (IAGP)

Он стал слишком часто болеть. Хочу, чтобы не только я, но и он сам заботился о себе, думал о нашей семье, о будущем. Хотела бы заняться собой, но муж — большая часть меня, не могу оставаться безучастной. Мне кажется, что он специально относится к здоровью так халатно, чтобы проверить, буду ли я заботиться о нем. Чувствую себя тягловой лошадью, которая устала все это тянуть.

Анна, 25 лет

Вы пишете: «Я хотела бы заняться собой, но муж — большая часть меня». И в этом ошибка. Он не «часть», а отдельный, другой во многих отношениях человек. У него другая наследственность, физиология и, скорее всего, жизненная философия. Вы испытываете противоречивые чувства. С одной стороны, хочется, чтобы он вел себя как взрослый человек — сам активно заботился о здоровье и вернул тем самым вам ощущение надежности и уверенности в будущем. С другой стороны, для вас важно влиять на ситуацию и контролировать ее.

Если вы правы и его болезни как-то связаны с бессознательным стремлением почувствовать, что вы все еще привязаны к нему, вполне вероятно, для него это единственный способ выразить себя. Очень надеюсь, что он победит свои хвори, научится управлять жизнью как-то по-своему, даже если поначалу вам это не совсем придется по вкусу. Вам же предстоит обдумать серьезный вопрос: с чем связано и куда может привести стремление быть для мужа одновременно матерью, менеджером, врачом, духовным учителем и — далеко не на первом месте — женой.