Рейс до города Хам

Мой рейс в Амстердам отложили на целую неделю. У меня была назначена важная встреча, и я решила ехать наземным транспортом. Билеты на поезд были распроданы, так что оставался один вариант – автобус. Долго и утомительно, но не смертельно. А, главное, вовремя буду на месте.

Мы все так старались воспринимать ситуацию позитивно, что совершенно забыли о необходимости действовать

В семь утра мы выехали из Москвы. Большинство пассажиров, как и я, не смогли вовремя улететь, и торопились кто на свадьбу дочери, кто на научную конференцию, кто на деловую встречу. Все старались стойко переносить дорожные тяготы и делились друг с другом едой, книжками и новостями из интернета.

К польской границе подъехали глубокой ночью. Наслушавшись историй про многочасовые очереди и обыски с собаками, мы приготовились страдать. Но пограничники были на редкость милы – позволили зарядить ноутбуки, простили просроченные из-за вулкана визы и даже пропустили одного господина, у которого виза была открыта лишь с завтрашнего дня. Из-за отмены авиарейса ему пришлось выехать на два дня раньше.

Но пострадать нам все-таки пришлось. Хрупкое душевное равновесие одной из пассажирок пошатнулось из-за дорожных лишений, из которых главными для нее были запрет на курение и отсутствие исключительного внимания к ее персоне. Она пересела на переднее сиденье и объявила себя пионервожатой нашего автобуса. Она пела, плясала, нецензурно ругалась, несколько раз принималась курить и даже подралась с пассажиром, на руках у которого мирно спал щенок боксера.

Мы терпели ее выходки на протяжении всей Польши, но в Германии не выдержали и позвонили в полицию. При виде полицейских сознание у дамы прояснилось, и она заявила, что у нее отобрали паспорт, а без него она никуда не пойдет. Тут пассажиры проявили недюжинные познания в немецком, наперебой объясняя, что паспорт гражданка спрятала нарочно, что она вторые сутки терроризирует автобус, отвлекает водителя и угрожает нашей безопасности. Судьба пионервожатой была решена. Она осталась в городе Хам (Hamm), а мы провели остаток пути, наслаждаясь тишиной и покоем.

Я долго не могла понять: почему мы раньше не избавились от хулиганки? Мы могли бы ее высадить еще в Белорусии, где она уже проявляла признаки невменяемости. Но мы были настроены стойко терпеть трудности и автоматически включили выходки пассажирки в список дорожных неудобств. Мы так старались воспринимать ситуацию позитивно, что забыли о необходимости действовать. Действительно, с извержением и отменой авиарейсов остается лишь смириться. Но никто не обязан мириться с хамством.