Я люблю свой сад. Если поездка на дачу срывается, настроение безнадежно портится. Иногда ловлю себя на том, что мне все труднее переносить большие перерывы между «свиданиями». Семья считает, что это у меня уже что-то вроде болезненной зависимости. Вдруг они правы?

Алина, 45 лет

Граница, отделяющая наши увлечения и привязанности от зависимости, очень тонкая. В разные периоды жизни мы бываем полностью поглощены чем-то или кем-то, все дела и отношения в этот момент оцениваются исключительно по тому, способствуют ли они нашей страсти или мешают ей. Потом бывает трудно понять, как возник и почему так долго поддерживался этот «перекос».

Смещение масштабов и оценок — одно из каверзных свойств любого зависимого поведения. Однако не думаю, что ваш дискомфорт — следствие «садово-дачной зависимости». Что же на самом деле стоит за безнадежно испорченным настроением? Бывает ли, например, что близкие обещают отвезти за город, а потом у них появляются более важные дела? Возможно, разгадка кроется в обиде на них?

Попробуйте проверить: по собственной воле пропустите запланированную поездку. Если «разлука» будет переживаться легче, то дело совсем не в «особой любви» к саду, а в том, чувствуете ли вы понимание со стороны близких. Многие увлечения не нуждаются в том, чтобы семья их с восторгом разделяла (страсть к садовым работам — в одном ряду с рыбалкой или футболом). Способность близких признать и принять занятие, в котором сами они не находят ничего привлекательного, — важная характеристика отношений в доме. Шутки, ирония неизбежны, но… «любишь меня, люби и мою собачку».