alt
Французский писатель Патрик Модиано, автор 30 романов, удостоенный еще в 1978 году престижной Гонкуровской премии. В 2014 году он стал лауреатом Нобелевский премии. Российскому читателю знакомы несколько его книг, одна из лучших – «Дора Брюдер» (1997).
Французский писатель Патрик Модиано, автор 30 романов, удостоенный еще в 1978 году престижной Гонкуровской премии. В 2014 году он стал лауреатом Нобелевский премии. Российскому читателю знакомы несколько его книг, одна из лучших – «Дора Брюдер» (1997).

На парижских улицах бродят и три юные «незнакомки» (каждой – меньше двадцати). Они пока здесь – чужие, они беззащитны и одиноки, как оторванные листки, толком не знают, как проживут этот день и уж тем более следующий. Париж обнимает их каменными руками и словно молчаливо обещает: «Ничего, девочка. У меня еще много кафе, где можно подавать эклеры… и улиц, по которым можно ходить... Все как-нибудь устроится, девочка». И неосознанный страх неизвестно чего уступает легкой надежде, в которую героини боятся поверить. Удивление, с которым начинаешь читать этот роман, сменяет благодарность. За то, что Модиано не делает культа из юности. За то, что он пишет ее тревожной и неуверенной. За то, что я такая и была: придешь за заказом в фотоателье, тебе скажут: «Нету!» – повернешься и безропотно пойдешь. А потом будешь полгода вспоминать как ожог, но потребовать не посмеешь (одна героиня так и живет без важной для нее фотографии). Все три истории – без начала и конца и похожи на вырванные фрагменты исповедей. Но я не помню, чтобы кто-то еще так пронзительно писал о юности, как о медленной пытке одиночеством и повторением тревог дня, о движении наощупь, о времени, когда любое ничтожное событие врезается в память. Человек меняет кожу, ходит весь наизнанку, и больно от всего, даже просто от ветра и воды. Юность как страшный возраст, когда совсем не понимаешь, что делать с собой, своей жизнью. И поэтому я благодарна автору – за выговоренность этой темы.

Перевод с французского Ирины Волевич.

Азбука, 160 с.