alt

«Изменения трактуются нами как подмена старого «настоящего» облика новым, поддельным»

Ольга Вайнштейн, филолог и историк моды: «Большинство зрителей неблагоприятно воспринимают пластические операции звезд по двум причинам. Первая – привычка к узнаваемому облику известных актрис. Меняя образ, они обманывают устоявшиеся ожидания, нарушают предсказуемость. Многие зрители наверняка полюбили их именно за определенный тип внешности, и в таком случае попытка изменить себя воспринимается как нарушение сложившихся отношений кумира и публики, разрыв негласного социального контракта. Тогда пластическая операция трактуется как подмена старого «настоящего» облика новым, поддельным: вместо лица предлагается «личина».

Вторая причина сложнее и часто не осознается большинством зрителей. Дело в том, что при пластической операции нарушается целостность тела, искажается изначальный образ человека. Согласно Библии, человек создан по образу и подобию Божьему, и оттого в рамках христианских воззрений изменение внешности трактуется как потеря духовной целостности, препятствуя возрождению души после смерти. Следуя той же логике, консервативные критики и религиозные фундаменталисты частенько недолюбливают авангард в искусстве.

Показателен случай актрисы Рене Зеллвегер – в октябре 2014 года она впервые появилась на публике с неузнаваемым лицом. Комментаторы сразу отметили, что ее новый облик – результат нескольких пластических операций, наиболее значительной из которых является блефаропластика (изменение формы верхних и нижних век). Дело в том, что Рене унаследовала «восточный» разрез глаз от своей мамы-норвежки, в чьей родословной числятся саамы и квены, малые народности Севера. Узкие глаза и широкие скулы отличали внешность Рене от стандарта красоты европейского типа. Стерев этнический акцент в своей внешности, Рене Зеллвегер влилась в ряды голливудских «Барби». А ведь в свое время она запомнилась в своей самой успешной роли Бриджит Джонс не в последнюю очередь благодаря непохожести на других звезд. Неудивительно, что подавляющее большинство зрителей восприняли перемены во внешности Рене резко отрицательно: «Она была настолько красивее и интереснее»; «Лучше выглядела до пластики»; «Не нуждалась в пластических операциях» – таков был «глас народа» в интернете. Масла в огонь подлила сама Рене, упорно отрицая факт пластики, что вывело из себя самых преданных поклонников: «Зачем врать по поводу очевидных вещей?» Многие высказывали опасения, что теперь Рене потеряет ряд перспективных ролей, и сравнивали ее судьбу с судьбой Майкла Джексона, который, сделав ряд пластических операций, утратил симпатии значительной части своей аудитории, прежде всего африканцев, и его карьера быстро пошла на спад. Но мало кто делает выводы из «уроков истории».

«Человек, меняющий внешность, как будто выходит из-под нашего контроля, к чему мы относимся исключительно негативно»

Наталья Фомичева, психотерапевт, заведующая кафедрой психотерапии и психологического консультирования Московского института психоанализа: «Еще в детстве в психике каждого из нас начинает формироваться Эго-идеал, который содержит в себе наши представления о том, каким нужно быть (или хотя бы стремиться быть). Причем эти представления отчасти сформированы родителями, местами почерпнуты из книг, фильмов и произведений искусства, частично возникли в нашем взаимодействии с друзьями. В общем, они довольно хаотичны и противоречивы. Известные люди зачастую являются экраном, на который мы проецируем наш Эго-идеал. Таким образом, глубоко и неосознанно мы воспринимаем звезд как часть себя, причем идеальную часть.

И когда эта часть принимает самостоятельное решение, меняет что-то в себе, мы воспринимаем это как вторжение в собственное «Я», вторжение неожиданное и разрушительное. Это вызывает злость, обиду, беспомощность, а когда эти чувства испытывает одновременно большое количество людей, возникает сильный общественный резонанс. К тому же пластические операции являются слишком быстрым изменением для нашей психики. Бессознательное довольно инертно, поэтому резкие изменения, особенно происходящие с близкими нам людьми, вызывают как минимум реакцию неприятия.

На самом деле подобные чувства мы испытываем и при виде кардинальных изменений во внешности близких людей. Большинство из нас стремится по максимуму контролировать свою жизнь. Такая потребность бывает вызвана избыточной тревогой, которая практически стала символом нашего общества. В таком контексте человек, меняющий внешность, сталкивает нас с потерей контроля, что встречается исключительно негативно. А если внешность меняет наш близкий друг, с которым мы пробыли какой-то отрезок жизни, это рождает у нас ощущение предательства, потери совместного прошлого».

Иногда для того, чтобы измениться до неузнаваемости, достаточно обратиться к профессиональному фотографу. Узнаете ли вы сами себя на фотографии, после того как с ней поработает профессионал?