Различия – не повод воевать

Лет тридцать назад я увидел в Ленинской библиотеке буддийского монаха в оранжевой рясе и решил, что перезанимался. Мало ли что привидится, когда с утра до ночи разбираешь древние тексты.
alt

Теперь-то мы не удивляемся, встречая на наших улицах женщину в хиджабе или мужчину в чалме. Что уж говорить о европейских и американских городах. Мой нью-йоркский коллега рассказывал, что одно время общался с таксистами на языке пенджаби: эта профессия, оказывается, популярна среди сикхов.

Глобализация сделала мир теснее. Наши соседи теперь не только говорят на незнакомых нам языках, но и исповедуют веру, о которой раньше мы имели смутное представление. Конечно, это настораживает. Для чего они так упорно собираются в своих мечетях, молельных домах, синагогах? Наверное, лелеют коварные замыслы. Но отторжение вызывают не только они у нас, но и мы у них. Наши новые соседи настаивают на своей непохожести и не хотят ее прятать. Мы утверждаем свою особость, а они свою, мы преданы своим богам, а они своим.

В прошлом это не раз приводило к религиозным войнам... Но приглядимся: глобализация не только ставит проблемы, она помогает их решать. Когда ближе узнаешь человека другой веры, начинаешь видеть, что в нем человеческого никак не меньше, чем в тебе, что и он ценит милосердие, терпимость, дружелюбие. Вера – другая, но так ли это важно, если она в идеале приносит схожие плоды?

Если мы спросим об этом у богослова, он будет настаивать – конечно, важно. Его задача – придирчиво изучать и сопоставлять религиозные догматы. К примеру, христианский Бог – личность, в индуизме на его месте располагается безличный Абсолют, а в буддизме его вовсе нет. Как тут договориться? Но когда начинают общаться мистики, выясняется, что сходств больше, чем различий. Например, католический монах Томас Мертон находил много общего между практикой своего ордена траппистов, дающих обет молчания, и буддийской медитацией. Слова разъединяли, а опыт объединял.

Совместный опыт и общий образ жизни сближает и нас, современных горожан. Конечно, это не тот мистический экстаз, к которому стремятся аскеты. Мы встречаемся по службе, на родительских собраниях и детских площадках, в судах и в парках. И выясняем, что есть множество ситуаций, общих для буддиста, мусульманина и христианина. И те ценности, которые культивируют наши религии, – дружелюбие, милосердие и терпимость – помогают нам жить вместе. Да, слова в этих религиях разные, но об этом пусть беспокоятся богословы.

читайте такжеНейроны духовности
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2017 №23140Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что такое счастьеЧто такое счастьеЧто мы можем сделать для того, чтобы стать счастливее? Больше зарабатывать, путешествовать, создать образцовую семью? Счастье похоже на причудливую картину, которая для каждого выглядит по-разному. «Наша задача – научиться быть счастливыми», - говорит психолог Михай Чиксентмихайи, автор теории «потока», самой доступной формы счастья. Досье поможет прислушаться к себе, разобраться в том, чего мы хотим на самом деле, и показать миру свой внутренний свет. Все статьи этого досье
Все досье
спецпроекты