psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Давид Фонкинос
Давид Фонкинос
Давид Фонкинос (David Foenkinos) – писатель, сценарист. В последние годы в издательстве Corpus вышли по-русски его книги «Леннон» (2012), «Нежность» (2012), «Воспоминания» (2013) и «В случае счастья» (2015).

Другие, ненависть... и любовь

В середине дня я обычно захожу за своим 8-летним сыном в школу. «Почему мама никогда меня не забирает?» – спросил он меня на днях. «Потому что она работает». – «А ты, выходит, не работаешь?» Железная детская логика. Уже много недель я пытаюсь объяснить ему, кто такой фрилансер.

«Я работаю тогда, когда хочу, и, главное, у меня нет начальника. Мне очень повезло, что я могу забирать тебя каждый день из школы». Вот что я ему сказал.

А он мне ответил: «Да, но я бы хотел, чтобы у меня была няня. Как у Макса». Макс – это его лучший друг. Вообще мой сын любит рассказывать мне о других детях: сообщает о том, чем они занимаются, а затем заявляет, что им «круто повезло». У него это просто пунктик. Напрасно я пытаюсь представить ситуацию иначе и втолковать ему, что Макс или Алекс наверняка были бы счастливы, живи они так же, как мы. Я настолько в этом усердствую, что невольно сбиваюсь на самовосхваления: «Вот ты играешь в PSP, а у них наверняка PSP нету!» Но ничего не помогает: у других всегда что-то лучше, чем у нас. Я думаю, мой сын просто достиг того возраста, в котором дети открывают для себя мир по-новому. И это открытие начинается с желания не отличаться от других.

ПОЛУЧАЕТСЯ ТАК: ВЗРОСЛЕЯ, МНОГИЕ ИЗ НАС СТРЕМЯТСЯ ПРЕЖДЕ ВСЕГО К ТОМУ, ЧТОБЫ ОТЛИЧАТЬСЯ ОТ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ.

У меня есть двоюродный брат в самом расцвете переходного возраста. И переживает он прямо противоположную ситуацию. Большинство подростков более всего желают от всех отличаться – просто чтобы оставить свой личный след во Вселенной. Тот, за кем я наблюдаю в собственной семье, решил стать готом. Но и в этом, как он мне объясняет, имеются принципиальные моменты. Оказывается, среди нас есть такие, кто способен буквально загубить светлую идею черного цвета. «Видишь тот стремный пирсинг у него в локте? Так никто не ходит!» Ясно: у этого локтя шансов никаких. Ну и, конечно, все, что делают другие, – это «полный отстой». Все вокруг лохи, и никто его не любит. Я пытаюсь вспомнить себя в его годы, и мне кажется, что тогда мне хотелось лишь одного: не быть самим собой. Безусловно, в таком состоянии надо какое-то время пожить, чтобы стать писателем.

В детстве нередко кажется, что другим «круто повезло». Потом наступает отрочество, и эти другие попадают в «полный отстой». А что же происходит с дальнейшим взрослением? По-моему, многие из нас прежде всего стремятся к тому, чтобы отличаться от своих родителей. К слову, мой отец словно живет вне возраста, он никому не завидует, хотя и всех критикует. Я же, когда состарюсь, просто хотел бы видеть своего сына счастливым – если как-нибудь среди дня решусь заглянуть к нему в офис.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье