psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Леонид Костюков
Леонид Костюков
писатель, поэт, литературный редактор сайта «Polit.ru», автор романов «Последний шпион» (Современная литература, 2014) и книги стихов «Снег на щеке» (Арго-Риск, 2009).

Хочу все знать! А зачем?

Эпоха доступного интернета поставила под сомнение ценность наших знаний. И действительно: стоит ли держать в уме карту Москвы, если есть карты на Google? Надо ли зубрить стихи, если каждое стихотворение можно найти по одной строчке? (Впрочем, строчку знать все-таки надо.)

Эпоха доступного интернета поставила под сомнение ценность наших знаний. И действительно: стоит ли держать в уме карту Москвы, если есть карты на Google? Надо ли зубрить стихи, если каждое стихотворение можно найти по одной строчке? (Впрочем, строчку знать все-таки надо.) В общем, целые пласты информации можно с облегчением скинуть из мозга на внешние носители. По крайней мере имеет смысл задать вопрос: а для чего знание (если забыть о викторинах и кроссвордах)? Я вижу два варианта ответа: чтобы уметь и чтобы понимать.

Попробуем сперва разобраться с умением. Будем честны: теоретическое знание плохо конвертируется в непосредственное умение. Сразу приходят на память истории про молодых специалистов, вброшенных в реальную жизнь НИИ и КБ, не говоря уже о заводах. Этих историй было бы еще больше, если бы не практика, которую непременно проходят все студенты: фрагмент умения как такового. Иначе говоря, «забудьте все, чему вас учили в институте». Сколько ни штудируй инструкцию по работе с бензопилой или программой Photoshop, пока мы не начнем работать, по-хорошему не научимся. Остается верить, что знание ведет к пониманию. Так ли это и всегда ли так происходит? И наконец – зачем человеку понимать?

СЕГОДНЯ ЛЮБЫЕ ЗНАНИЯ ЛЕГКО СКИНУТЬ НА ВНЕШНИЕ НОСИТЕЛИ. НО СМЫСЛ ИХ ИМЕТЬ, БЕЗУСЛОВНО, ОСТАЛСЯ.

Многие из нас знают по опыту освоения разных видов знания, что каждая новая его порция дается легче предыдущей. Легче учить пятый язык, чем первый или даже четвертый. При этом корпус конкретных сведений о новом языке не становится меньше. Зато мы схватываем на лету, находя аналогии с уже известным, выделяя сходно устроенные фрагменты, то есть наше преимущество – понимание. Буквально, в главном и второстепенном, ситуации не повторяются. Но, отрицая подобие, мы будем каждый раз наступать на те же грабли. А произвольно находя подобие там, где его нет, мы попадаем в известную сказку про вершки и корешки.

Убедительна история примерно столетней давности про классическое и реальное образование в России. Изначально это разделение было нацелено на «производство» гуманитариев и естественников. То, что из классических гимназий вышло гораздо больше филологов, философов и писателей, никого не удивило. Удивило то, что из них же вышло больше выдающихся естественников и технарей. Всмотревшись в этот феномен, эксперты пришли к выводу, что дело в латыни. Мертвый и практически бесполезный, но очень логично устроенный язык, как оказалось, облегчал выпускникам-«классикам» последующее усвоение точных знаний. Так знание дает материал для понимания, а понимание облегчает усвоение знания. Понимание «обналичивает» опыт, иначе он просто неприменим. Осознанный и усвоенный, опыт помогает принять верное решение. Наверное, это всего лишь схема – но в моей жизни она отчего-то работает.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье