psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Дмитрий Леонтьев
Дмитрий Леонтьев
психолог, доктор психологических наук, заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ «Высшая школа экономики», профессор МГУ им. М.В. Ломоносова. Автор нескольких книг, среди которых – «Психология смысла» (Смысл, 2007).

«Соблазн легкости»

Дмитрий Леонтьев прочитал для нас книгу Петера Концена «Фанатизм: Психоанализ этого ужасного явления».

«Пожалуй, это первая научная книга о фанатизме, выпущенная на русском языке. С характерной немецкой дотошностью автор подробно, в деталях, разбирает это социально опасное явление.

alt

«Фанатизм: Психоанализ этого ужасного явления» Петер Концен

ГУМАНИТАРНЫЙ ЦЕНТР, 388 с.

Петер Концен (Peter Conzen), немецкий психолог, преподаватель Боннского университета (Германия). Его книга «Фанатизм» (Fanatismus) была впервые опубликована в издательстве W. Kohlhammer (Штутгарт) в 2005 году.

Фанатик (и фанат как его менее брутальная и более массовая разновидность) – это человек с идеалами, чем сам он всегда гордится. Однако его идеалы оказывают ему медвежью услугу, отгораживая его от реальности и лишая способности мыслить сколько-нибудь объективно. Благоговение перед одной, часто действительно достойной ценностью приводит к обесцениванию всего остального в этом мире. Тому, кто нашел для себя окончательную и неизменную истину, больше не к чему стремиться в этой жизни. И можно было бы уже умереть, однако фанатики чаще предпочитают убивать других. Как отмечает Петер Концен, фанатизм – это рационализация и маскировка ненависти под видом идеалов. А причина ненависти коренится в том, что без объекта своего поклонения фанатик превращается в ничто, у него и в нем ничего больше нет. Поэтому он готов за свой идеал на любой безрассудный шаг, это для него действительно вопрос жизни и смерти. Петер Концен показывает, что проблемы фанатизма коренятся в области идентичности, обретения необходимого каждому ответа на вопрос «кто я?». Для человека, не готового затрачивать усилия, чтобы искать индивидуальный ответ, самый простой путь (Мераб Мамардашвили называл его «соблазнительная пропасть легкости») – найти знамя, под которое можно встать в общем строю. Автор выделяет два разных типа фанатизма – исконный и индуцированный. Первый больше связан с идеей, воодушевившей человека, а второй – с поиском сообщества, в котором он может почувствовать себя значимым, приняв объединяющую всех цель. При этом сама идея второстепенна – в блестящем фильме Юрия Мамина «Бакенбарды» (1990) механизм формирования фанатизма и тоталитарной диктатуры местного масштаба (а фанатизм и диктатура неотрывны друг от друга) показан на материале такой, казалось бы, очевидной ценности, как стихи Пушкина, – даже из нее можно слепить деструктивный культ. Отдельные главы книги Концена посвящены анализу – от истории Гитлера и националсоциализма до террористических групп начала XXI века, что сообщает работе тревожащую актуальность».

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье