psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Шарль Пепен
Шарль Пепен
(Charles Pépin), философ, журналист и эссеист, автор нескольких романов и книг в жанре non-fiction; среди последних - «Когда красота нас спасает» (Quand la Beauté nous sauve, Marabout, 2014) и «Радость» (La Joie, Allary Editions, 2015).

Нужны ли нам образцы для подражания?

В периоды неопределенности нам как-то особенно остро хочется равняться на кого-то «образцового». Мы ищем ориентиры. Но стоит ли их искать вовне?
alt

Поиск новых примеров для подражания стал приметой нашего времени. Где их искать: быть может, среди наших политиков? Боюсь, не найдем. Как насчет бизнесменов? Тоже сомнительный пример образцового поведения, особенного с точки зрения морали.

Складывается впечатление, что идея поиска авторитетов сама собой разумеющаяся. Словно в период кризиса нам просто не выжить, если мы не найдем достойные примеры для подражания. Но разве сейчас нам не гораздо актуальнее разбудить наши собственные творческие возможности, нежели наше умение воспроизводить уже кем-то созданное? Главная трудность заключается в самом понятии идеала – под предлогом напомнить очевидное предлагается спорная концепция, суть которой такова: мы развиваемся только в том случае, если следуем хорошему примеру. Трудно найти более неоднозначное утверждение.

На самом деле перед нами встреча двух разных философских школ. С одной стороны, Платон, для которого подражание идеалу тщетно и является лишь слабым отблеском вечных идей. Платону вторят Кант и Ницше: подражание препятствует развитию талантов человека, его неповторимости. Оба философа оперируют понятием образцовость, но вкладывают в него значение отличное от Платона: Кант говорит об образцовости/исключительности художественного гения как об образце для подражания, который способен вдохновить многих, оставаясь при этом неповторимым. Для Ницше образцовость сверхчеловека проявляется в масштабе той мечты, которую он дает людям. Сам он при этом не становится идеалом. Если следовать этой логике, мы, без сомнения, нуждаемся в авторитетах: нам нужно найти новую образцовость.

С другой стороны, Аристотель иФрейд. Они говорят о том, что подражание как самоидентификация может способствовать внутреннему росту человека. Согласно Фрейду, я становлюсь самим собой по мере того как я познаю себя, общаясь с разными людьми. По мере знакомства с собственной индивидуальностью я осознаю, что совершенно не являюсь тем человеком, с которым я себя отождествлял.

Таким образом, если и существует дискуссия о подражании как о благе для внутреннего роста человека, понятие нравственный образец является, конечно, абсурдом: никто не может стать нравственной личностью, cлепо копируя образцы нравственного поведения. Стать нравственным значит укоренить в своей душе и сознании понимание добра и зла, не прятаться от своей совести в тот момент, когда вас разрывает между желанием сделать благо для другого и соблюсти свои интересы.

Речь идет о проверке на прочность той внутренней автономии, в которой Кант видел фундамент нравственного поведения человека. Эта идея противоположна концепции подражания хорошему примеру. А еще можно задать себе вопрос о пользе ненравственного, необразцового поведения: быть может, его проявления станут тем резким, но спасительным толчком, который разбудит нашу дремлющую совесть?

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье