psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Анна Фенько
Анна Фенько
психолог, сотрудник факультета дизайна Делфтского университета (Нидерланды), автор книги «Люди и деньги» (Класс, 2005).

Как пережить несчастье

«Мы все любили Марусю. Но вы уже взрослые и понимаете, что никто не вечен. Смерть неизбежна. Надо быть сильными, надо учиться преодолевать горе и быть счастливыми». «Я никогда больше не буду счастливой!» – Ольга снова разразилась рыданиями…

Кошка была старая. Она лежала на полу, свернувшись калачиком, и отказывалась есть. Когда девочки брали ее на руки, она тихонько охала. Ее показали ветеринару, и он предложил кошку усыпить. Разумеется, дети были против. «Я вам не позволю убить Марусю», – бунтовала, как всегда, младшая Вера. Старшая Ольга молча лежала на полу рядом с кошкой и тоже отказывалась есть. Утром, пока девочки спали, родители отвезли Марусю в клинику и оставили, заплатив 50 долларов за «утилизацию». Хоронить все равно было негде: не копать же яму во дворе, где вечно роют траншеи и меняют водопроводные трубы. Теперь обе дочери отказывались есть. Вера молча бросала на родителей полные ненависти взгляды, а Ольга лежала на полу, на Марусином любимом месте, и громко всхлипывала. Первым не выдержал отец: «Прекратите истерику. Вера, садись завтракать. Оля, иди умойся. Посмотри на себя, ты уже неделю не причесывалась». Мама попробовала другой подход. «Мы все любили Марусю. Но вы уже взрослые и понимаете, что никто не вечен. Смерть неизбежна. Надо быть сильными, надо учиться преодолевать горе и быть счастливыми». «Я никогда больше не буду счастливой!» – Ольга снова разразилась рыданиями… В этот вечер в моей квартире раздался звонок. «Придумай что-нибудь, ты же психолог», – умоляла подруга. «Обещайте, что сделаете то, что я вам сейчас скажу, каким бы нелепым вам это ни казалось», – потребовала я. Родители согласились.

Наутро отец велел девочкам собрать все Марусины вещи: миску, подстилку, любимые игрушки. Он порылся в семейном альбоме и нашел старую фотографию Маруси. Была суббота, и пришлось долго стоять в пробке на выезде из города. Наконец они свернули в лес. Отец достал из багажника лопату, а девочки выбрали полянку в стороне от дороги. Никто не разговаривал. Отец вырыл яму, Вера опустила в нее Марусины вещи, а мама положила сверху завернутую в целлофан фотографию. Ольга сняла с шеи серебряную цепочку и бросила в могилу. Яму засыпали и украсили невзрачными лесными цветами. Мама достала из сумки бутылку воды и бутерброды. Девочки с жадностью набросились на еду. «Сработало», – с облегчением подумали родители.

В годы Второй мировой войны в США вышла книга немецкого психиатра Эриха Линдеманна (Jerix Lindemann) «Клиника острого горя»*, в которой он подробно описывал реакции своих пациентов на известия о гибели близких, разлуку и последствия стихийных бедствий. Линдеманн пришел к парадоксальному выводу: заболевают и нуждаются в психологической помощи не те, кто слишком сильно горюет, а те, кто пытается избежать страдания, уклониться от выражения эмоций. Он подчеркивал, что для человека в ситуации горя естественно переживать физическую боль и апатию, чувство вины, злость и враждебность к окружающим, утрату интереса к повседневной жизни. Не следует пугаться этих чувств и принимать их за признаки психического расстройства. Недаром в любой культуре существуют траурные ритуалы, соблюдение которых помогает пережить несчастье. Главное – серьезно относиться к любому горю, каким бы незначительным оно ни казалось. Пока мы говорим себе, что смешно и глупо так переживать из-за старой кошки, утрата остается с нами. Как писал американский психолог и священник Боб Дейтс, «какие бы трагедии ни случались в мире, в данный момент самое большое горе – ваше»**.

* Отрывки из этой книги опубликованы в хрестоматии «Психология мотивации и эмоций». ЧеРо, 2002.

** Б. Дейтс «Жизнь после потери». ФАИР-ПРЕСС, 1999.

P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • IriShock   
    193 недели назад

Кстати, это тоже не потому, что в примере муж не отличал храм от конюшни, а просто изначально не было установки, договоренности.
Psy like0
  • IriShock   
    193 недели назад

Или, например, нельзя, чтобы "строительство" было вслепую, независимо друг от друга, несообща. Нужен порядок, согласованность, последовательность.
Psy like0
  • IriShock   
    193 недели назад

Это не очень подходящая аналогия, на мой взгляд. Да, есть люди реально слепые в плане отношений, упертые, твердолобые, живущие фантазиями. Но я знаю очень мало тех, кто будет видеть, что партнер несчастлив, и пребывать в убеждении, что в целом брак счастливый. Обычно люди не полностью, но зеркалят отношение друг друга. Драгоценность или подделка... Это вещь, которая призвана производить впечатление. И рыба вроде форели или семги - это не то, что является жизненно необходимым. Для человека дом, кров - это необходимость, это то, что не дает ему погибнуть. Семья - это жилище души в каком-то смысле. Крепкий дом или гнилой - да, за фасадом не всегда увидишь. Это можно только знать. Чтобы знать, какой он, крепкие ли стены, из чего сложены, есть ли фундамент - надо быть участником этого строительства, надо строить самому. А не так, что один строит, а другой где-то там, кирпич принесет раз в квартал... А потом удивляется: почему-де наш дом разрушился? А что там... Помните сказку... Там Елена Премудрая за ночь возводила хрустальный мост, а Иван утром стоял и гвоздики к перилам приколачивал? :)
Psy like0
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье