psyhologies.ru
тесты

Обозреватели


Вадим Ротенберг
Вадим Ротенберг
психофизиолог, профессор Тель-Авивского университета (Израиль). Его сайт: rjews.net/v_rotenberg

Психологический вампиризм: миф или правда?

После общения с ними мы чувствуем себя изможденными, будто лишенными последних сил. Почему? Каков механизм психологического вампиризма и как защитить себя от него?
alt ФОТО Getty Images 

Одна женщина пришла ко мне на психологическую консультацию посоветоваться по поводу своего девятилетнего сына, который часто болел. Это были разнообразные инфекции, и их частота свидетельствовала о снижении иммунитета непонятной природы. С отцом ребенка мама развелась, она работала, и когда сын в очередной раз заболевал, она отвозила его к бабушке, где он через несколько дней выздоравливал. Она прочитала в Интернете, что иммунитет может снижаться из-за психических травм, и показала сына детскому психиатру, который не нашел у него психического заболевания. Тогда она решила обратиться ко мне.

Она рассказывала о сыне, я задавал ей вопросы об их отношениях, но ни из ее рассказов, ни из ее ответов на мои вопросы я не мог сделать никаких предположений. И я подумал, что именно из-за моей неспособности ей помочь я чувствую себя так дискомфортно. Разумеется, это был не первый случай в моей практике, когда мне не удавалось сразу понять суть проблемы и найти ключ к ее решению, но обычно я все же не чувствовал себя таким обессиленным во время беседы с клиентом. Когда мне удавалось установить эмоциональный контакт с собеседником и начать обсуждение, пусть даже весьма спорных исходных предположений, в конце концов такое обсуждение само по себе часто оказывалось полезным, и я старался продлить беседу, чувствуя, что сам факт эмоционального контакта ему помогает.

Но в данном случае мне это не удавалось. Женщина выслушивала меня, но в диалог не вступала, а вновь и вновь навязчиво повторяла уже сказанное. Мне казалось, что сами интонации ее речи создавали у меня подспудное ощущение моей вины и в то же время вызывали чувство протеста. Я вдруг заметил, что жду окончания ее визита. Почему же с этой женщиной отношения не складывались? Я с удивлением ловил себя на непривычном для меня ощущении, что я сам стараюсь непроизвольно отгородиться от нее, создать дистанцию, хотя вообще-то это не моя позиция.

читайте такжеМарина Егорова о трудных людях, пользе интеллекта и влиянии среды

Прошло несколько месяцев после ее визита, и мы встретились случайно в совершенно иной обстановке. Мы оказались попутчиками в автобусе. Нам предстоял довольно долгий путь, и она опять заговорила о сыне, в том же самом стиле и с теми же интонациями. И я сначала даже обрадовался, что, может быть, все же смогу что-то понять и в чем-то помочь. Она поделилась со мной своим планом поехать с сыном в отпуск за границу, чтобы он оказался в новых условиях, без бабушки (к ее отношениям с внуком в ее словах чувствовалась ревность). Она говорила, а я с каждой минутой чувствовал себя физически все хуже, как бы заболевал. Мне казалось, что это общение выпивает у меня всю энергию. И я вдруг представил себе ее сына, оставшегося наедине с ней на длительный период в незнакомом месте… И я сбежал. Я вышел на ближайшей остановке. Мне хватило только сил сказать ей на прощание: «Очень прошу вас, не берите с собой сына».

Я ждал следующего автобуса и постепенно приходил в себя. Я вдруг понял, что столкнулся с тем, о чем раньше только слышал, и даже не очень в это верил, – с психологическим вампиризмом. Я понял, что он в том и состоит, что человек вроде бы просит помощи и сочувствия, но при этом не вступает с собеседником в эмоциональный контакт, и не потому, что не может, а потому, что такой контакт помешает ему настаивать на своем. И он упорно повторяет одно и то же, вызывая у собеседника чувство вины, ибо собеседник при этом не может помочь. Он не может помочь потому, что такой человек и не ищет помощи, он только хочет повесить свои проблемы на другого.

Возможно, в этом и заключалась причина бесконечных болезней ее сына. Когда мать ведет себя так со всеми, включая своего ребенка, а ребенок ничем не защищен от ее эмоциональной глухоты и в то же время принимает навязываемое чувство своей вины, он может заболеть. Само его заболевание, которое создает ей проблемы, усиливает его чувство вины. И так далее.

Но я удивился: каким образом я выдержал ее визит ко мне как к психологу и не впал в состояние истощения?Думаю, что меня спасла моя позиция консультанта, позволившая сохранить дистанцию между нами. А в беседе на равных дистанция сократилась, и я был ничем не защищен от ее эмоциональной глухоты.

читайте такжеПсихопаты – кто они?
P на эту тему
Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.

  • knave07   
    181 неделю назад

Здравствуйте! Я корреспондент студенческой газеты "Gaudeamus". Сейчас я готовлю статью о молодёжной субкультуре тульпа. Вы бы очень мне помогли, изложив свою точку зрения на это явление. Насколько такая практика может быть опасной или полезной для молодых людей? Можно ли считать это болезненным отклонением от нормы? C уважением, Елена knave90.90@mail.ru
Psy like0
  • Frossya   
    182 недели назад

Думаю, автор статьи делился своими размышлениями не как специалист в данной области, а как обыватель впервые столкнувшийся с таким явлением. Есть люди, которые профессионально пользуются навыками подпитки собственной энергетики за счет других людей. Но есть и такие, которые не осознают своих действий. Женщина, в вышеописанном случае, скорее всего не осознанно вела себя подобным образом, потому и пришла к психологу за помощью.
Psy like0
  • natalyro   
    182 недели назад

По-моему автор рассказывает не психотерапевтическом случае, а о механизме "высасывания" энергии у других людей. Мне лично очень помогло это определение "эмоциональная глухота", я например поняла, почему я так сокрушительно устаю на работе, когда я там не одна, и совсем не устаю, когда в моем окружении отсутствуют люди, главное качество которых - эмоциональная глухота. А насчет того, чтобы справиться с этой проблемой....Такие люди ведь не думают, что их надо лечить
Psy like0
новый номерДЕКАБРЬ 2016 №11128Подробнее
psychologies в cоц.сетях
досье
  • Что нам хочет сказать наше бессознательноеЧто нам хочет сказать наше бессознательноеВ нем сомневаются со времен Фрейда, и тем не менее оно остается лучшей моделью для объяснения наших эмоций и поведения. Бессознательное говорит с нами на языке сновидений. Мы можем наладить с ним диалог без слов, заглянуть в него с помощью проективных тестов или анализа семейной истории. Все это – разные способы расслышать сигналы бессознательного, вступить с ним в контакт. Как это сделать самим или с помощью психотерапевта? Об этом – наше «Досье». Все статьи этого досье
Все досье